Рубрика: Культура

БЕРЕГИТЕ ПРОШЛОЕ И ЦЕНИТЕ, ОНО ПРИГОДИТСЯ ВАМ В БУДУЩЕМ!

БЕРЕГИТЕ ПРОШЛОЕ И ЦЕНИТЕ, ОНО ПРИГОДИТСЯ ВАМ В БУДУЩЕМ!


Крестьянин. Симбирская губерния, 1870-е. Фото В. Каррика

В дореволюционной деревне

Дом середины XIX века в деревне Наволок. Северная Двина

В дореволюционной деревне

Северная изба. Начало XX в.

В дореволюционной деревне

Село Бородино. 1867 г. Фото М.П. Настюкова

В дореволюционной деревне

Крестьянский дом

В дореволюционной деревне

Деревенская улица

В дореволюционной деревне

Деревня недалеко от Киева

В дореволюционной деревне

Русская деревня

В дореволюционной деревне

Во дворе крестьянского дома

В дореволюционной деревне

В дореволюционной деревне

В дореволюционной деревне

В дореволюционной деревне

Группа крестьян за столом. 1875

В дореволюционной деревне

Крестьяне Богородского уезда Тульской губернии. Фото А.О. Карелина. 1870 г.

В дореволюционной деревне

Крестьяне Боровского уезда Тульской губ. Фото А.О. Карелина 1870г.

В дореволюционной деревне

В деревне Красниково Солигаличского уезда 1908

В дореволюционной деревне

В деревне Красниково Солигаличского уезда 1908

В дореволюционной деревне

В дореволюционной деревне

Переселенцы в Сибири

В дореволюционной деревне

В деревне

В дореволюционной деревне

«Вещая старушка» – Марья Дмитриевна Кривополенова. Русская народная сказительница. 1915 г.

В дореволюционной деревне

Сказительница М. Д. Кривополенова и собирательница О. Э. Озаровская. 1915 г.

В дореволюционной деревне

Старуха у крестов. Предположительно север России

В дореволюционной деревне

На крыльце. Симбирская губ. Начало ХХ в.

В дореволюционной деревне

Хозяйка. 1914-1916 гг. Фото С.А. Лобовикова

В дореволюционной деревне

Беседа. Фото С.А. Лобовикова. 1914-1916 гг.

В дореволюционной деревне

Мужчины с конской упряжью

В дореволюционной деревне

Два крестьянина

В дореволюционной деревне

Старики. Рязанская губ. 1910г.

В дореволюционной деревне

Русские крестьяне

В дореволюционной деревне

Голодающие крестьяне

В дореволюционной деревне

Крестьяне средней полосы России. 1900-е гг.

В дореволюционной деревне

Крестьянские дети. Фофоновская слобода. г. Ряжск

В дореволюционной деревне

Фотография семьи крестьянина Василия Попкова (предположительно 1907г.).

В дореволюционной деревне

Семья. Орловская губ. 1904г.

В дореволюционной деревне

Селяне. 1910 г.

В дореволюционной деревне

Крестьяне на завалинке. 1910-е

В дореволюционной деревне

1917г.

В дореволюционной деревне

Девчата. 1914-1916 гг. Фото С.А. Лобовикова

В дореволюционной деревне

Деревенские девушки. Начало ХХ в

В дореволюционной деревне

Деревенские парни. 1900-е гг.

В дореволюционной деревне

Деревенская молодежь. Начало ХХ в.

В дореволюционной деревне

Деревенские парни у изгороди. Начало ХХ в.

В дореволюционной деревне

Деревенские парни. Архангельская губ. Начало ХХ в.

В дореволюционной деревне

Деревенские парни. Начало ХХ в.

В дореволюционной деревне

Деревенские парни. Ярославская губ. Начало ХХ в.

В дореволюционной деревне

Реклама
ДИНА ДУРБИН

ДИНА ДУРБИН


«Вначале была пластинка. Когда на всесоюзной студии грамзаписи решили выпустить серию «Мелодии зарубежного экрана», составлять программы которой предложили мне (Глеб Скороходов), у меня возникло страстное желание сделать диск Дины Дурбин. Актрисы, полюбившейся с детства, актрисы, голос которой, звуч

авший с экрана, волновал и восхищал, был непохожим на другие, казался неповторимым. 

Но где взять записи? Помогли друзья — без них не обойдешься. Из Госфильмофонда мне прислали фильмы с участием Дины Дурбин. Мы переписали фонограммы с к

инопленки на магнитную ленту и в сердце студии, называемом Ортофон, нарезали пластинку «Поет Дина Дурбин».
Самое неожиданное началось, когда эта пластинка вышла. Я не о ее успехе — выпустили два тиража, а в магазинах ее не отыскать — расходилась мгновенно. Но однажды секретарь студии Аллочка протянула мне конверт: «Вам письмо от Дины Дурбин». «От кого? — я не поверил своим ушам — От Дурбин? Что, с того света?» Аллочка серьезно сказала: «Нет, из Парижа, абонементный ящик 767». Я в волнении распечатал конверт — из него выпал листок бумаги с напечатанным на машинке английским текстом. И подпись от руки — Дина Дурбин. Невероятно! Вот когда я пожалел, что не знаю английского. Но почему-то все же начал читать непонятные мне слова, а вдруг что-нибудь разберу: ведь по-немец

ки-то я понимаю! Ничего из этого не вышло. Перевод сделала студийная «англичанка» Юля: «Дорогой мистер Скороходов! Я испытала радость, когда получила от моего друга посылку с Вашей пластинкой. Мне хотелось бы узнать, шли ли мои фильмы когда-нибудь в России? Показывали их дублированными или на языке оригинала? Знают ли меня в Вашей стране?»
Потрясающе! Дина Дурбин обращается ко мне и хочет что-то узнать! Реальная! В это нельзя было поверить. Это у Вуди Аллена можно из зрительного зала войти в экран, как в «Пурпурной розе Каира». Мир же, в котором жила в своих фильмах Дина Дурбин, казался абсолютно недоступным. И письмо ее я воспринял как весточку если не с того света, то, по крайней мере, с другой планеты. Планеты детства или юности.
Впрочем, письмо поразило меня еще и по другой причине. Известно: покинув Голливуд, актриса дала обет молчания. Она не принимала журналистов, отказывалась от любых интервью, держала в тайне домашний адрес, не говоря уже о телефоне. Никто не мог с уверенностью сказать, жива ли она. Неизвестность длиною более чем в сорок лет окружала ее. И вот эти неожиданные строчки с вопросами, свидетельствующие о том, что Дина Дурбин вовсе не утратила интереса к кинематографу. Мои друзья и знакомые, а среди них — главный специалист по зарубежному кино Владимир Дмитриев, возглавлявший Госфильмофонд, в один голос говорили, что это сенсация!
Я подробно рассказал Дине обо всем, о чем она спрашивала: о ее фильмах — и о тех, что наш прокат в свое время покупал, и о тех, что появились у нас на экранах с одинаковыми надписями «Этот фильм взят в качестве трофея после победы Советской Армии в 1945 году» и без всякого указания кто в картине снимался. Но зрители всегда узнавали любимую актрису, и молва шла из уст в уста: «Обязательно посмотрите новый фильм с Диной Дурбин!» Рассказал и том, что ее ленты хотя и изредка, но идут по нашему телевидению, и о ретроспективах, что ежегодно, а то и чаще, устраивает московский «Иллюзион», показывая добрый десяток с нею, и даже о календаре на текущий год, большого формата, с отличным ее портретом на обложке. 
В заключение не постеснялся сам задать несколько вопросов, показавшихся мне очень важными. Повторять их нет смысла, поскольку будет ясно из ответов Дурбин, которые я получил по нашим временам очень быстро: из Парижа в Москву они летели на самолете всего лишь четыре недели!
Одно только стоит разъяснить. В тот момент я как раз готовился к передаче о Франческе Гааль и потому спросил Дину, знала ли она, что «Весенний парад» (в нашем прокате — «Весенний вальс») — это американский вариант одноименной австрийской ленты 1934 года с Гааль в главной роли?
Кадры из фильма «Весенний вальс»

В пакет с письмом актриса вложила одну из своих лучших фотографий с трогательным автографом, а на пакете печатными буквами вывела фломастером адрес получателя. По-русски. И обратный тоже. Что не помешало кому-то разрезать пакет с двух сторон и ознакомиться с его содержимым. Вот и верь после этого, что теперь у нас нет цензуры! Радуйся тому, что он, пусть и грубо заклеенный скотчем, все же дошел до тебя.
Вот что писала Дина:
«Сентябрь 1991.
Дорогой Глеб Анатольевич! Какое же удовольствие я получила, прочтя Ваше письмо и узнав, что меня все еще любят в Вашей стране. Вы очень добры ко мне, очень мне польстили, но я в самом деле была необыкновенно счастлива, узнав из Вашего письма о том, что мне было неизвестно.
А теперь постараюсь ответить на Ваши вопросы, правда, память у меня теперь не та, что в прежние годы.
Я начала свою карьеру в радиошоу Эдди Кантора. Мой первый фильм — «Три милые девушки» — был снят в те же времена: публика хотела увидеть маленькую девочку, которую до того она только слышала. Картина понравилась, и мы сделали другую — «Сто мужчин и одна девушка», о ней Вы писали. Так все началось.
Я действительно пела арию из «Мадам Баттерфляй» в шоу Эдди Кантора, но не помню, в первой ли программе.
До последнего времени я не знала, что первый вариант «Весеннего парада» сделали раньше. Нет, я никогда не встречала Франческу Гааль и не видела ни одной ее картины.
Не могу сказать, какой из фильмов, в которых я снялась, мой самый любимый. Каждый из них вызывает во мне воспоминания, связанные с моей личной жизнью, и с профессиональной деятельностью. И каждый был по-своему дорог в те времена, когда он делался. И все же особенно я ценю картину «Рождественские каникулы», в ней я впервые сыграла драматическую роль. Эта работа резко отличалась от всего, что я делала раньше.
Другой фильм, о котором Вы написали — «Сестра его дворецкого». Его режиссер Фрэнк Борзэйдж снял несколько фильмов, которые я очень люблю, — «Твердыня человека» со Спенсером Трейси, «Прощай, оружие» с Гэри Купером.
Я снялась в двадцати одном фильме. Шесть из них поставил Хенри Костер, который тоже был прекрасным режиссером.
Перед моим нынешним мужем Чарльзом Девидом поставили сложную задачу — снять со мной музыкальную комедию о том, как раскрывают тайну убийства! Не думаю, что до этого кто-нибудь пытался сделать нечто подобное, но у него это очень хорошо вышло. Фильм назывался «Леди в поезде».
Если у Вас возникнут еще какие-либо профессиональные вопросы, пришлите их в переводе на английский.
Разрешите поблагодарить Вас за Ваше интересное письмо и передать мои наилучшие пожелания.
Искренне Ваша Дина Дурбин».
Дина Дурбин с родителями

Она родилась в Канаде. Родители — ирландцы, приехавшие из английского Ланкашира. Затем из Канады все семейство переехало в США, в Лос-Анджелес. Мать Ада Рид всю свою силу любви вложила в воспитание дочери, из которой она мечтала сделать звезду. Все равно какую, но звезду непременно! С пяти лет Дина села за фортепиано. Учась в школе, посещала дополнительные занятия по гимнастике и танцу. День у девочки был расписан по минутам — на прогулки с подругами и пустую болтовню мать времени не оставляла.
А когда у тринадцатилетней девочки обнаружился голос, ко всему прибавились трехчасовые занятия вокалом. «Ты должна использовать все возможности, отпущенные тебе богом» — не уставала повторять мать. Дина соглашалась с нею, не замечая, что она лишена детства и отрочества.
Однажды за ужином семейство слушало радио — шел «Час Эдди Кантора», знаменитого американского комика, прославившегося на Бродвее и на экране.
«Я объявляю конкурс среди лиц, не достигших пятнадцати лет! — сказал Эдди. — Только не везите мне вундеркиндов, задравших нос после первых концертов. Лучше, если это будут ваши дети, завоевавшие ваши симпатии в семейном кругу. Победителей ждет прямая дорога в грамстудию «Одеон» или в павильон Голливуда на МГМ!» Голос четырнадцатилетней девочки Эдди Кантору понравился. «Как тебя зовут?» — спросил он. «Эдна Мэ» — девочка назвала свое подлинное имя. «Имя придется сменить. «Эдна» — в этом слышится что-то стервозное, а «Мэ» — фамилия для клоуна. Это мы придумаем. А вот спеть ты должна что-то такое, чтобы сразу запомниться слушателям. Оперную арию сможешь?» «Она все сможет, если надо!» — сказала мать.
«Тогда пусть разучит к передаче арию Мадам Баттерфляй. Предсмертная ария покинутой жены в устах ребенка! Мимо такого пройти нельзя! — воскликнул Эдди и рассмеялся — Я сделаю тебя знаменитой!»
Он не ошибся. Едва закончился его традиционный час, как в студию позвонила сама Мэри Пикфорд, звезда немого кино и владелица крупной голливудской фирмы. «Пригласите девочку на пробу. Кино — не радио. Надо посмотреть как она выглядит на экране!» И в скором времени кинопроба была сделана. Кадр из короткометражки «Каждое воскресение»

Десятиминутная лента «Каждое воскресенье» — это уникальный фильм с Диной Дурбин. Ее первое появление на экране. Проба пера. «Каждое воскресенье» многое определило в жизни девочки. Во-первых, студия «Юниверсл» подписала с ней сразу долгосрочный контракт, по которому мать юной актрисы могла получать за нее очень приличную сумму до той поры, пока Дине не исполнится восемнадцать. Во-вторых, первая Динина короткометражка содержала и характер ее героини, и сюжетную схему, в которой она действует. Девочка, устраивающая счастье взрослых, — сколько здесь богатейших возможностей! В каждом своем последующем фильме Дина, пройдя через десяток комических ситуаций, проявив упорство и настойчивость, приходила к желаемой цели: благополучному финалу, которого ждали зрители и в неизбежность которого свято верили. Хотели верить. И радовались, что Дина никогда не обманула их ожиданий. Как это было в ленте «Сто мужчин и одна девушка» — эта картина первой появилась на наших экранах. Постер к фильму «Сто мужчин и одна девушка»

Или «Секрет актрисы» (на ДВД он вышел под названием «Без ума от музыки»- примеч.), в котором героиня Дины, ко всеобщему счастью, находит для своей матери, эффектной кинозвезды, прекрасного мужа — талантливого композитора, с отцовской щедростью сочиняющего песни для обретенной дочери.
Кадры из фильма «Без ума от музыки»

Впервые я увидел Дину Дурбин на экране на курорте. Мама взяла меня с сестрою на вечерний сеанс в открытый кинотеатр и мы с восторгом следили за приключениями девочки, которая находит для безработного отца-тромбониста и сотни его коллег знаменитого дирижера, не устоявшего под натиском ее уговоров и согласившегося возглавить целый оркестр безработных музыкантов! На первом же его выступлении девочка в белом платье с воротничком в блестках, сияя счастливой улыбкой, пела без всяких репетиций чудесную арию, и хотелось аплодировать ей вместе с теми зрителями, что были на экране.
О популярности в нашей стране этой девочки, от которой я не мог отвести глаз, могу судить по такому факту из личной жизни. Мне очень не хотелось идти в школу, в первый класс: в детском саду было лучше. Мама сказала: «Будешь учиться — тебя станут пускать в кино без родителей. Пойдешь когда захочешь. На Дину Дурбин!» А много лет спустя, после окончания учебного года без троек в табеле, подарила мне огромную коробку шоколада — дефицит по тем временам страшный. На крышке этой коробки была изображена знакомая девочка из американского кино с поленом под мышкой.
Я написал об этом Дине, и она прислала мне фотографию девочки с коробки. Ту самую. Правда, не с поленом под мышкой, а оперевшуюся на березовую изгородь, почему-то ликвидированную «Красным Октябрем». Кстати, Дина прислала фото сама, я не просил ее об этом.
«Все родители мечтали, чтобы их дети были похожи на моих героинь, — написала она. — К сожалению, они не знали, насколько моя жизнь не походила на ту, что я изображала на экране».
Приходится только удивляться, как Дине удавалось оставаться в каждом фильме веселой и жизнерадостной, беззаботной и озорной. На гонорары от первых ее лент мать, понимая, что без высокого профессионализма в Голливуде не удержишься, наняла для дочери педагогов по актерскому мастерству, сценическому движению и главное — профессора по вокалу, с которым Дина за два года прошла полный курс консерватории. Это все дополнительно к тому, что почти ежедневно она 8-10 часов проводила на съемочной площадке!
Джо Пастернак, Дина Дурбин, Харольд Адамсон, Джимми МакХаг, Чарльз Хендерсон

Результат? Каждый ее фильм приносил ей новый успех. И вскоре за комплекс ролей девочек, сыгранных ею, Дина Дурбин в шестнадцать лет получает высшую награду Американской академии киноискусства — Оскар.
Кадр из фильма «Три милые девушки»

Во всех своих двух десятках фильмов Дина фактически сыграла только две роли. Сначала — этих самых премированных девочек, а потом, когда ей исполнилось семнадцать, перешла к своей второй роли — девушек, устраивающих свое счастье. Кадр из фильма «Я буду твоей»

Тогда же она впервые поцеловалась на экране: робко, застенчиво и на одно мгновение. Впрочем, по-другому целоваться запрещал знаменитый кодекс Хейса, долгие годы правивший бал в Голливуде. По этому кодексу поцелуй в фильмах не мог продолжаться более трех секунд! Удивительно, не правда ли! И режиссеры прибегали ко всяким ухищрениям, чтобы показать, что у их героев далеко не трехсекундные страсти!
Дина с матерью

Стремясь освободиться от материнской опеки, Дина поспешно выходит замуж. Брак длился меньше года, за ним последовал второй, еще более короткий. Она заботилась не о семье, а о работе.
Кадр из фильма «Первый бал»

«Первый бал», где Дина впервые появилась в роли девушки, показал, что актриса прекрасно справляется с новым для нее персонажем. И поет также хорошо, как и прежде. «Первый бал» снимали после имевшего бешеный успех «Большого вальса», когда продюсеры считали, что отныне делать музыкальный фильм без вальса Штрауса — значит проявить дурной вкус! Вот и Дина поет на балу фантазию на темы знаменитого венца.
Помогал Дине во всем ее постоянный продюсер Джо Пастернак, фигура в кино известная. Это он руководил всеми лентами с венгерской звездой, его соотечественницей Франческой Гааль, а позже фильмами с Марио Ланца. Пастернак был, бесспорно, выдающимся специалистом музыкального фильма.
Для Дины Дурбин он установил несколько железных правил. Каждая ее лента должна содержать минимум три музыкальных номера: шлягер, народную песню и оперную арию. Зрители еще и еще раз смогут убедиться в разносторонности ее певческого таланта. Далее. Любой ее фильм подавал актрису как можно эффектнее. Известен театральный закон: величие короля играет его окружение. У Пастернака окружение играло восхищение красотой и обаянием Дины Дурбин. Не заметить и то, и другое зритель уже просто не мог! К тому же сам продюсер подбирал и партнеров для актрисы. Он приглашал в ее фильмы на роли влюбленных ни в коем случае не красавцев, а актеров с хорошими, открытыми лицами, «простых парней», от соседства с которыми прекрасные данные Дины Дурбин становились еще прекраснее. Роберту Тейлору или Кларку Гейблу тут оставалось только отдыхать.
И, наконец, в каждой своей картине Дина Дурбин творила добро. Ее героини были энергичными, настойчивыми, целеустремленными, но всегда честными, справедливыми. Теми, которые никогда не прибегают к подлости, уважают и заставляют уважать человека любой профессии вне зависимости от того, набит или пуст его кошелек. Главным мерилом для героинь Дурбин всегда оставались человеческие качества — шла ли речь о шофере, дворецком, мойщике окон или капельмейстере. Впрочем, такой Дина Дурбин была и в жизни. Сужу по такому для кого-то, может быть, незначительному, но для Дины характерному факту. Наша переписка получила успешное продолжение: у меня нашлось немало новых профессиональных вопросов, я рассказывал Дине о вечерах, посвященных ее творчеству, которые мне довелось провести в Киноцентре, о статьях в солидном издании «Великие и неповторимые», где речь шла о ней, и тому подобном. И она отвечала на все письма. Иногда двумя-тремя фразами, иногда подробно, но никогда не оставляя без внимания ни одно послание. И объясняла причину задержки ответа, если таковая происходила:
«Дорогой Глеб! Пожалуйста, извини меня, что так долго не могла ответить на твое письмо, но весь декабрь оказался ужасно занят: это связано с днем моего рождения, Рождеством и так далее. С утра до вечера у меня не оставалось свободного времени — я получила много поздравлений, подарков, цветов и должна была послать сотни ответов с наилучшими пожеланиями и благодарностью. А секретаря у меня нет, я сама печатаю на машинке одним пальцем, и на ответы уходили целые дни.
С большим интересом прочла твое письмо о том, как ты чувствуешь и понимаешь те образы и характеры, что я сыграла на экране. Мой «метод» работы над ролью прост и несложен. Он инстинктивный. И у меня нет ни правил, которым я следовала, ни образцов, которым я подражала, делая что-то в кино. Нет никакого регламентированного способа игры. Вернувшись из поездки, посвященной моему дню рождения и посещению членов моей семьи, я поняла, что госпожа Шатина из «Мост-медиа» находилась в Париже как раз в те дни, что я отсутствовала. Я написала ей еще раз, но снова не получила ни слова в ответ. Может быть, мои письма не дошли по назначению: например ошибка в адресе или задержка в почтовых отправлениях. Я не хотела бы, чтобы она подумала, что я не послала ответа.
Пожалуйста, прошу тебя не извиняться за публикацию моего письма к тебе в газете «Культура». Я могу испытывать только чувство гордости, что в вашей стране есть люди, которые помнят меня, интересуются сведениями обо мне.
Я постоянно думаю о тебе хорошо. Дина».
Постеры из фильма «Сестра его дворецкого»

После выхода на наш экран «Сестры его дворецкого», помню, все поразились: Дина Дурбин поет по-русски! Русские песни, да еще какие!
Шла война. Американцы в ней были нашими союзниками, и в 1943 году, когда снималась картина, в Голливуде посчитали необходимым вставить в нее наши песни. «Русский друг моего аккомпаниатора, — написала мне Дина Дурбин, — научил меня словам русских песен, которые я пою в «Сестре его дворецкого». Он предложил мне на выбор несколько мелодий. Из них мы и составили попурри, которое звучит в этом фильме».

https://www.youtube.com/watch?v=fZStd9D8sjw

Русским другом был пианист Макс Рабинович, который аккомпанировал Вертинскому во время его гастролей а Америке. Дине он подсказал песни. Запомнившиеся ему еще с дореволюционных времен, песни, которые у нас в сороковые годы исполнять категорически не рекомендовалось. И, конечно, в программу из цикла «В поисках утраченного» мы включили весь русский блок Дины Дурбин.
«Сестру его дворецкого» смотрели с восторгом не только в Москве и других наших городах. Во всем мире картина имела оглушительный успех. Критики называли ее «триумфальным парадом Дины Дурбин» Но думаю, что дело не только в ней. Голливудцы угадали настроение зрителей, сделав в военное время ленту, в которой не было и намека на тяготы жизни. Все комфортно, романтично и весело, как в мирные дни, о возвращении которых все мечтали. Дина, конечно, в этом фильме блистала. И пела божественно.
В том же 1943 году, когда появилась «Сестра», Дина передала главе фирмы «Юниверсл» Карлу Леммлу-младшему повесть Сомерсета Моэма «Рождественский праздник» с просьбой прочесть ее. Через несколько дней Дина встретилась с Карлом и сказала, что хотела бы сыграть в экранизации повести. «Кого сыграть? Эту, простите, шлюху?» На что Дина ответила: « Мы могли бы легко изменить ее профессию. Она станет, например, певичкой портового кабачка, и тогда можно будет включить в картину несколько песен». Карл явно раздражался: «Но каких? Что может петь певичка в таком злачном местечке? И поймите же — это совсем не ваша роль, драматическая. Публика привыкла, что вы несете ей свет, а здесь — чернота и безрадостный финал!» «Мистер Леммл! — Дина была очень серьезна. — Не может актриса столько лет играть одно и то же! Она в конце концов неизбежно исчерпает себя. Я должна изменить свое амплуа». Дина настояла на своем. Непохожую на другие картину «Рождественские каникулы» снимал известный режиссер Роберт Сьодмак. Кадр и постер фильма «Рождественские каникулы»

Снимал на деньги самой актрисы, получившей наконец драматическую роль. С ней она, по признанию рецензентов, справилась блестяще. Но… Наша зрительская консервативность! Как часто мы не хотим видеть на экране то, что непривычно, выходит за рамки устоявшихся представлений! Многочисленные члены клубов поклонников Дины Дурбин и в Америке и в Англии встретили «Рождественские каникулы» в штыки. Фаны бойкотировали картину. У входа в кинотеатры они устраивали пикеты с плакатами «Не ходите на этот фильм!», «Верните нам нашу Дурбин!» и «Юниверсл» вынуждена была сдаться. Следующий фильм с Диной Дурбин сняли по знакомой зрителям схеме. Актриса снова одерживала победу над трудностями, находила свое счастье и пела. Вселяла во всех веру, что все к лучшему в этом лучшем из миров. Все вернулось на круги своя.
Кадр из фильма «Леди в поезде»

Муж Дины — Чарльз Дейвид, до этого не снимавший ее, сделал с женой необычную картину — «Леди в поезде», детективную историю, комедию с убийством, расследованием и песнями, конечно. Но это не был выход. За «Леди в поезде» последовало еще несколько картин прежнего типа. Каждая была не лучше предыдущей.

В 1948 году, не дожидаясь премьеры последней картины Дурбин «Ради любви к Мэри», Карл Леммл-младший прислал ей странное письмо. «Ввиду увеличивающегося безразличия к вам публики, — читала Дина, — мы выплатим вам жалованье, следуемое за три фильма, и в дальнейшем ваш контракт останется без возобновления». Это было подобно пощечине. За двенадцать лет работы на студии, ей казалось, она заслужила хотя бы человеческого разговора.
Джо Пастернак, перешедший к тому времени на студию «Метро-Голдвин-Майер», немедленно прислал Дине приглашение работать с ним. Но она уже приняла решение: покинуть Голливуд и оставить кино. Ей было двадцать шесть лет.
С мужем и двумя детьми — Джессикой и Питером — она переселяется в Европу. Живет под Парижем, в скромном двухэтажном особнячке, отгородив себя от огромного мира. Не встречается с журналистами, поет только в семейном кругу. Одному настойчивому репортеру, которому удалось поймать актрису на улице рю де Вивье, у ее дома, сказала: «Дины Дурбин нет больше. Есть Эдна Мэ, не имеющая ничего общего со звездой Голливуда!»
И все же, когда Дине Дурбин исполнилось семьдесят, я поздравил ее и от имени кинокомпании «Мост-медиа» пригласил посетить Москву. Вот что она ответила: «Не могу выразить словами, как была счастлива узнать, что в твоей стране все еще существует симпатия к моему творчеству. Приглашение посетить Москву и встретиться с моими многочисленными друзьями обрадовало меня, но боюсь, что буду вынуждена отказать. Я получала много предложений вернуться на экран, выступать в концертах, на телевидении, встречаться с прессой, но всегда отвечала отказом. Ваше предложение чудесно, и я бы с удовольствием дала согласие. Однако в течение многих лет все воспринимали мои отказы с такой любезностью и пониманием, что было бы некорректным и неделикатным с моей стороны делать какие-либо исключения. Еще раз благодарю тебя. Я могу испытывать только чувство гордости, что есть люди, которые помнят меня. С пожеланием счастья Дина Дурбин»
Несколько лет назад в Доме ученых в Дубне проходил вечер, посвященный Дине Дурбин. Меня попросили провести его. В зале сидели известные физики, такие, как Бруно Пантекорво, и молодые. После вечера ко мне подошел улыбающийся человек в тюбетеечке, глаза его светились радостью. «Академик Мещеряков, Михаил Григорьевич, — представился он. — А вы знаете, я ведь видел Дину Дурбин в Нью-Йорке! Сразу после войны нас, группу ученых, включили в состав делегации на открытие ООН. Для русских тогда устроили большой прием, и хозяйкой бала была, к нашей радости, сама Дина Дурбин. Как она хороша в жизни — лучше, чем на экране! А уж когда она запела для нас русские песни, все застонали от восторга! Никогда не забуду ее!»
И еще одна история в заключение.
Накануне премьеры передачи по телевидению мне позвонила зрительница: «Ольга Ивановна Беляева, — представилась она и попросила: — Не можете ли вы завтра сообщить интересный факт о Дине Дурбин?»
Я объяснил, что все передачи сдаются за десять дней до эфира. «Но может быть, вам пригодится мое сообщение в дальнейшем?» — сказала Ольга Ивановна и поведала следующее.
Она — сестра летчицы Рудневой, одной из «ночных ведьм», как их называли немцы. Астроном Николай Степанович Черных из Крымской обсерватории, назвав открытую им звезду в честь героини-сестры, предложил Ольге Ивановне: «Следующую звезду я назову вашим именем!» «Не надо, — отказалась она. — Лучше назовите ее именем актрисы, которая помогла мне выжить. Во время войны я потеряла мать, отец погиб на фронте, я осталась одна в пустой квартире, и избавиться от депрессии, от неверия, что жизнь возможна без близких, помогла мне Дина Дурбин, на фильмы которой я ходила чуть ли не ежедневно. Астроном выполнил эту просьбу. Теперь у Ольги Ивановны есть документ, присланный из Лондона: малой планете 4389, открытой 1 апреля 1976 года в созвездии Девы, присвоено имя Дины Дурбин. Документ подписан 15 апреля 1995 года — сроки утверждения имен новых планет чуть короче, чем расстояние от них. Теперь на удалении от Земли в триста десять миллионов километров сверкает звездочка Дины Дурбин.
А программа об этой актрисе, показанная по телевидению, вызвала такой интерес, что ее вскоре повторили. И тут выяснилось странное на первый взгляд обстоятельство. Оказалось, что ее, а вслед за ней и фильм «Сестра его дворецкого» смотрели не только те, кому за тридцать. Передача по рейтингу вышла на первое место, обогнав — небывалый случай! — даже футбол. Как это произошло, объяснить не могу. Знаю только, что одно старшее поколение обеспечить такой рейтинг не в состоянии. Что, слухами земля полнится? Или действительно все устали от чернухи и потянулись к лентам, излучающим доброту?..
Из книги Глеба Скороходова «Ты — божество, ты — мой кумир»

Глеб Анатольевич Скороходов был автором многих известных книг, таких как «Разговоры с Фаиной Раневской», «В поисках утраченного», «Ты — божество, ты — мой кумир», «Три влечения Клавдии Шульженко», «Леонид Утесов: друзья и враги», «Тайны граммофона». Я лично хорошо знала Глеба Скороходова. Это был светлый человек. А рассказывал он так, что зрители в зале замирали. Я проводила несколько встреч, когда работала в ДК и устраивала ретроспективу показа старых фильмов. В том числе и «Большой вальс» с Милицей Кориус и «Сестра его дворецкого» с Диной Дурбин. Человек действительно влюбленный в свое дело и любящий искусство. Когда он говорил, он весь светился! Приходил он и когда я стала выпускать ДВД. Кстати, на диски я выпустила всю Дину Дурбин, все ленты в которых она снялась. Вышли как по отдельности (и даже короткометражка в виде бонуса), так и подарочным экземпляром. Вот он (это макет обложки, а в белых пятнах потом были вставлены кадры из фильмов):

Что можно добавить к этой прекрасной статье? Дина Дурбин родилась в обычной больнице в городе Виннипег, что в провинции Манитоба. Произошло это 4 декабря 1921 году в семье иммигрантов из Англии.
Родители Дины, Ада и Джеймс Дурбин, были родом из Ланкашира в Англии. Настоящее имя, данное девочке при крещении — Эдна Мэй Дурбин. В семье уже была дочь по имени Эдит. Семья недолго прожила в Виннипеге и вскоре из-за слабого здоровья отца перебралась в Калифорнию.«Открыл» ее талант Джек Шеррилл, голливудский агент, охотник за талантами, когда увидел и услышал ее на школьном концерте. Эдна Мэй стала заниматься с преподавателем и позднее решила делать карьеру в опере. Киностудия «MGM» увлекла ее в мир кино. Начальство сразу же заключило с ней контракт, планируя снимать фильм о жизни оперной певицы Эвы Шуман-Хайнк. Планировали, что Эдна сможет исполнить роль Эвы в детстве. Потом идея съемок была оставлена. Первый фильм Эдны на этой студии, «Every Sunday», вышел на экраны в 1936 году. В 1937 она пробовалась на озвучивание Белоснежки в фильме Уолта Диснея «Белоснежка и семь гномов», но после прослушивания Дисней решил, что ее голос звучит слишком «взросло» и предпочел ей другую исполнительницу. Тем временем студия «Юниверсал пикчерс» решила использовать юную актрису в фильме «Три милые девушки» (Three Smart Girls). На главную роль намечалась Джуди Гарленд, а Дурбин решили поставить на второстепенную роль. Контракт был подписан 13 июня 1936 г. Очередной выпуск издания «Hollywood Reporter» сообщал, что студия «Юниверсал пикчерс» изменила имя Эдны Мэй на Дианну. Потом имя было опять изменено на «Deanna», и под этим именем — Дина Дурбин — актриса получила всемирную известность. Дина в одиночку спасла студию «Юниверсал пикчерс» от банкротства и ухода в небытие.
Но сильнее всего воспринималось обаяние Дины в реальной жизни. В отличие от других «звездных» детей, она была веселой, уверенной в себе и очень застенчивой. Ранние фильмы Дины снимались под руководством режиссера студии «Юниверсал пикчерс» Джозефа Пастернака. Он стал платить ей больше (вместо $1500 в неделю — $3000, плюс $10000 премиальных за фильм после того, как был снят «Сто мужчин и одна девушка», а потом, в 1940 г., она стала получать $400 000 за фильм). К четырнадцати годам Дина стала самой высокооплачиваемой женщиной в США и самой высокооплачиваемой женщиной-кинозвездой в мире. Ее зарплата была в три раза выше, чем у президента США Франклина Рузвельта. В 18 лет ее доход составлял $250000 в год. 
Фильмы с ее участием снимались в черно-белом варианте (кроме фильма «Can’t Help Singing», в русском варианте — «Не могу не петь») — студия не могла позволить себе снимать цветные ленты из-за исключительно высокой зарплаты звезды. 
В 1938 г. Дина получила специальную награду Академии киноискусства «за воплощение на экране духа юности». Весь мир был влюблен в юную талантливую актрису. Продавались куклы под именем Дины Дурбин. Инженерная фирма назвала новый спроектированный дом ее именем. Первый экранный поцелуй Дины с Робертом Стаком в фильме «Первая любовь» (First Love) вытеснил в 1939 г. европейский кризис с первой полосы газет. Во время съемок фильма «Удивительная мисс Холлидей» (The Amazing Mrs. Holliday) режиссер Жан Ренуар был уволен, так как Дина «не была в состоянии отказаться от стиля игры, сделавшего ее знаменитой». Организация цензуры фильмов «The Hays Office» в 1939 г. возражала против выпуска журнала, в котором была помещена статья под названием «Дина Дурбин — женщина». Статья сопровождалась фотографией лица Дины, приставленного к телу женщины в соблазнительном платье.
Свадьба Дины и Вона Пола

Первая свадьба Дины состоялось 18 апреля 1941 г. с актером Вон Полом. Брак был расторгнут в декабре 1943 г. В 1941 г. Дина отказалась работать над фильмом «They Lived Alone», и в октябре этого года студия временно уволила ее. Считается, что отказ Дины был следствием того, что студия не давала работу ее мужу. Она была восстановлена на работе в январе 1942 г. Актриса получила право одобрять выбор режиссера и сценария фильмов, но не имела возможности работать за пределами студии. А именно этого ей и хотелось. Кадр из фильма «То, что она не отдаст»

Дина делала щедрые взносы в Красный Крест, в миссию которого она свято верила. В 1943 г. на съемках фильма «То, что она не отдаст» (Hers to Hold) она по-настоящему сдала кровь, когда того требовал сценарий.
Дина и Феликс Джексон

13 июня 1945 г. Дина снова вышла замуж за киносценариста Феликса Джексона. У нее родилась дочь Джессика.Супруги развелись 27 октября 1949 г.
В 1948 году руководство киностудии прекратило контракт с Диной Дурбин, заявив, что она слишком стара, чтобы играть роли молоденьких девушек, а для более сложных ролей она не слишком талантлива. При этом руководство студии забыло, что именно фильм «Три милых девушки» в своё время спас киностудию от банкротства.
1948 и 1949 годы стали самой чёрной полосой в жизни Дины Дурбин: прекратились съёмки в кинофильмах, развод с мужем.
Её в этот сложный период жизни поддержали 2 человека: сценарист Джо Пастернак и французский кинорежиссёр Шарль Давид. Первый предложил ей вернуться работать на киностудию MGM, но она отказалась, а за второго она вышла замуж и уехала в Париж.
Дина вышла замуж в третий раз 21 декабря 1950 г. В брачный контракт она включила необычные условия. Ее муж, Шарль (англ. Чарльз)Анри Дэвид, режиссер фильма «Lady on the Train», должен был обещать, что она будет иметь право на то, чего ей так хотелось: «жизнь в неизвестности». Он также согласился защищать ее от «пауков, комаров и репортеров». Третий брак Дины оказался удачным. От этого брака у Дины родился сын Питер.Charles David and Deanna Durbin. 1950Сохранить «киношное» состояние помогли мудрые капиталовложения её отца. Актриса жила во Франции, в небольшом местечке под Парижем. Она сохранила канадское гражданство. Все эти годы она сопротивлялась всем попыткам кинокомпаний и поклонников встретиться с ней. С этого времени ни одному западному журналисту не удалось взять у неё интервью. Свой отказ она объясняла тем, что никогда не любила Голливуд и собственный титул кинозвезды мирового масштаба и что она презирает экранную Дурбин, у которой с настоящей Диной нет ничего общего. Лишь одному журналисту – это было в 80-х годах – удалось поговорить с актрисой, и имя его известно: Дэвид Шипман.

Ее муж как-то говорил журналистам: «Покойный Марио Ланца годами уговаривал ее сняться с ним в фильме. Но она никогда не вернется к жизни в кино». Один только раз пришлось Дине бороться с серьезным искушением нарушить свой «обет»: тогда планировалась постановка спектакля «Моя прекрасная леди» на Бродвее.

Дина с мужем много путешествовали, вволю наслаждаясь хорошей музыкой, искусством, театром… Хотя Дина и жила незаметно, она удивительным образом сохранила множество поклонников, особенно среди обычно сдержанных историков кино.
Несмотря на отказы от съёмок в кино, она не растеряла многочисленную армию своих поклонников.
Когда в 50-х годах она приехала в Америку в последний раз, газеты стали муссировать слухи о том, что Пастернак собирается сделать с кинозвездой новую картину.
– Думаю, меня больше не хотят видеть, – сказала Дурбин, которая в свои тридцать выглядела как юная девушка.
– Дорогая, ты меня изумляешь, – ответил ей Пастернак. – Ты говоришь «они» о зрителях, словно именно зрители ставят на актёрах крест и выбрасывают их, как старые ненужные игрушки.
В 1980 году её смертельно обидела статья, в которой утверждалось, что Дурбин растолстела. Актриса отправила в журнал свою фотографию и написала в письме: «Я всё ещё могу пройти под Триумфальной аркой, не делая глубокий выдох».Deanna Durbin, Paris, 1981. Photograph by Charles David«Величие не может упасть с по-настоящему великой звезды так, словно это старый плащ, – сказал Джозеф Пастернак. – Величие в самой её сути, в её крови и плоти. И Дина никогда не растеряет того, что дал ей господь Бог.

Однажды, я надеюсь, она позвонит мне и скажет просто: «Джо, я готова». Это всё, что мне нужно».

Не так давно еще одно поколение англичан подпало под ее обаяние благодаря показу лучших «дурбиновских» фильмов по кабельному телевидению. На радио Великобритании записи Дины стоят на втором месте по популярности.
Записи песен из фильмов в исполнении Дины Дурбин стали классикой. По словам одного из верных поклонников, «она стала примером для звезд Голливуда, показав им, как следует жить; она — идеальная женщина, в равной степени обладающая мужеством и добротой, и она родилась в Канаде!»
В 1999 году её муж Шарль Дэвид скончался и с тех пор Дина Дурбин проживала в городке Ноппель-ле-Шато. Она умерла 20 апреля 2013 года в возрасте 91 год.

Еще несколько фото, хотя у меня их целый каталог.

И на прощанье Пару роликов с голосом актрисы. Первый ролик Аве Мария из фильма «Без ума от музыки»: https://www.youtube.com/watch?v=lT_b_MWrJQU&index=2&…

И нежная колыбельная, ещё одно совершенное исполнение Диной Дурбини, наверное, одно из самых лучших вообще, которые когда-либо звучали…

https://www.youtube.com/watch?time_continue=10&v=pIUcTcV…

ВЛАДИМИРУ САМОЙЛОВУ В ОДЕССЕ ОТКРЫЛИ МЕМОРИАЛЬНУЮ ДОСКУ (2016)

ВЛАДИМИРУ САМОЙЛОВУ В ОДЕССЕ ОТКРЫЛИ МЕМОРИАЛЬНУЮ ДОСКУ (2016)


Сегодня на фасаде дома №2 на улице Уютной открыли мемориальную доску известному актёру театра и кино, Народному артисту СССР Владимиру Самойлову. Почтить память актера пришли друзья и коллеги по цеху.
В Одессе открыли мемориальную доску известному актёру театра и кино Владимиру Самойлову (ФОТО)

В Одессе, сегодня, около 16 часов открыли мемориальную доску известному киноактеру Владимиру Самойлову.

На открытие пришли знакомые, друзья и коллеги по цеху.

Именно в этом доме на улице Уютная 2, на втором этаже, жил актер.


Владимир Самойлов родился 15 марта 1924 года в Одессе. Он отличался ярким темпераментом, завидным упрямством и желанием заниматься интересными вещами, а после окончания школы решил поступать в театральное училище, но его выпускной вечер пришелся на 21 июня 1941 года.

О том, где и как он воевал, Владимир Яковлевич распространяться не любил. “Подвигов никаких не совершал, но и спину врагу не показывал”, – примерно так рассказал он о своей фронтовой биографии студентам Одесского государственного театрального училища, в которое и сам поступил летом 1945 года.


В его актерской палитре было не слишком много красок. Но пользоваться он ими мог виртуозно. Его обаятельная улыбка могла мгновенно превратиться в хищный звериный оскал. В картине «Свадьба в Малиновке» есть такая сцена, в которой его герой сбрасывает с себя серую солдатскую шинель и мгновенно превращается в холенного породистого офицера — белогвардейца.  Потрясающий переход


На театральных подмостках Владимир Самойлов исполнил около 250 ролей. В кино — более 100.
Роли в фильмах «Сибириада», «Фронт за линией фронта», «Капитанская дочка», «Любовь земная, «Судьба»,  «Мачеха», «Тени исчезают в полдень», «Особо-важное задание»  принесли ему всенародную известность и любовь.

В. Самойлов умер 8 сентября 1999 года в Москве, во время репетиции короля Лира в трагедии Шекспира.

ДОМА И ДОМИКИ ПЕТРА I. РЕВЕЛЬ


Книга посвящена истории домов и домиков в различных городах Европы и России, связанных с жизнью и деятельностью Петра I. Некоторые из них сохранились, часть не дошла до наших дней, о многих остались лишь скудные сведения. В книге также рассказывается об обстоятельствах пребывания императора в том или ином городе. Издание содержит более 500 иллюстраций — гравюр, рисунков, портретов, исторических планов и карт, фотографий. В работе над книгой принимали участие специалисты из разных стран (России, Белоруссии, Великобритании, Латвии, Нидерландов, Франции, Эстонии). Книга предназначена как для специалистов, так и для всех интересующихся отечественной историей и культурой.


После победы Петра I под Полтавой театр военных действий Северной войны снова переместился к Балтийскому морю. Здесь в 1710 году русскими войсками были взяты восемь мощных городов-крепостей: Выборг, Эльбинг, Рига, Дюнамюнде, Аренсбург (Курессааре), Пернов (Пярну), Кексгольм (Корела) и Ревель (Таллин). В Лифляндии и Эстляндии самыми значительными для Петра победами стали завоевание Риги «купно с цитаделью» в июле, а также Ревеля, который сдался на милость победителей в сентябре. С капитуляцией Ревеля, последнего крупного гарнизона, Швеция лишились своих надежных оплотов в Прибалтике, а Петр снова надеялся на заключение «всеполезнаго» мира.

Первый приезд Петра I в Ревель состоялся в декабре 1711 года, и в этом городе царь побывал еще десять раз. Сегодня память об этих визитах в столице Эстонии хранят два дворца — так называемый старый и новый, каждый из которых находится в живописном районе города на территории парка Кадриорг.

Дом-музей Петра I (Таллин, ул. Мяэкалда 2).

Дом-музей Петра I (Таллин, ул. Мяэкалда 2).

План дома, выполненный Й.Тайхертом в 1753 году

План дома, выполненный Й.Тайхертом в 1753 году.

Дом Петра I в Таллине, или, как его еще называют, старый дворец, можно по праву назвать одним из старейших музеев эстонской столицы, а его экспозицию – уникальным собранием подлинных предметов, окружавших Петра I и Екатерину I в их повседневном быту на эстляндской земле. В этом доме царь останавливался начиная с 1714 года. Построенный в конце XVII века и находившийся в тогдашнем пригороде Ревеля, местности Фонтеналь, дом был куплен царем у вдовы бургомистра фон Дрентельна Элизабеты Бухауен. Сумма сделки составила 3500 талеров и стала несомненной удачей для продавца, поскольку господские дома соседних поместий — Бюттнеров и Бланкенхагенов — оценивались куда меньше: в 300 и 1300 талеров. Соседние четыре поместья также были выкуплены Петром I, составив в общей сложности участок порядка 100 гектаров. Именно на этой земле в 1718 году царь начал строительство дворцово-паркового ансамбля, который получил имя Екатериненталь, или Кадриорг — в честь любимой супруги царя.

Сам факт покупки царем дома Дрентельнов и земель в округе весьма показателен: еще осенью 1710 года Ревель, как и вся территория Лифляндии и Эстляндии, был завоеван войсками Петра I, однако бывшим подданным шведского короля царь всячески стремился продемонстрировать, что для них он не завоеватель, но новый покровитель и даже (если это касалось денежных отношений) выгодный партнер.

К моменту покупки загородного дома у Петра I уже имелся в Ревеле собственный дом, так называемый городской дворец, где царь останавливался начиная с 1712 года[1]. Что же побудило Петра I в 1714 году приобрести еще один дом, находившийся за городской чертой?

В феврале 1714 года царь заложил в Ревеле гавань[2], а также готовился к летней военно-морской кампании, целью которой было атаковать шведские корабли, курсировавшие в Финском заливе. Незадолго до начала кампании регулярные наблюдения за неприятельским флотом велись в Ревеле с башни Домской церкви[3]. Такую же выгодную позицию для наблюдения за передвижениями кораблей представлял и участок фон Дрентельнов: поместье находилось на склоне высокого холма, откуда идеально просматривалось и море, и панорама всего города. В непосредственной близости к дому находилась также важная путевая развязка двух основных дорог на Нарву и Дерпт (до сих пор сохранился участок старой дороги с выездом «на гору», откуда можно было проследовать в обе стороны). Наконец, отапливаемый каменный дом был пригоден для комфортного проживания в любое время, как летом, так и зимой, а его удаленность от города обеспечивала некоторую приватность и покой. Последнее обстоятельство было особенно актуально в отношении царицы Екатерины Алексеевны: в 1714 году она была на сносях, но, по обыкновению, «спутешествовала» своему супругу. Большую часть лета, находясь уже на последних месяцах беременности, Екатерина провела в Ревеле, ожидая сначала счастливого возвращения с Гангута царя, а затем принимая участие в торжествах, организованных в городе по случаю победы.

Разъяснения по поводу покупки дома Петром I остались в книге Ревельского магистрата, правда, регистрация купли-продажи была осуществлена городскими властями лишь в августе 1715 года, т.е. спустя полтора года после приобретения дома новым владельцем. Магистрат, очевидно, занимал выжидательную позицию: после летней морской кампании 1714 года, закончившейся триумфальной победой России у мыса Гангут, шведский флот мог готовиться к ответной кампании, исход которой мог, в свою очередь, снова поменять судьбу горожан. И только дальнейшие активные действия Петра по укреплению Ревельской гавани, а также переговоры царя в июле 1715 года с голландской и английской эскадрами, прибывшими в Ревель, являлись убедительным аргументом в пользу окончательного оформления сделки.

План бани Петра I, выполненный Й.Тайхертом в 1753 году

План бани Петра I, выполненный Й.Тайхертом в 1753 году.

Сад Екатерины. План парка Кадриорг. XVIII в. Фрагмент.

Сад Екатерины. План парка Кадриорг. XVIII в. Фрагмент.

Судя по изменениям, произведенным в доме по царскому распоряжению, Петр спешил окружить царицу Екатерину комфортом, а также налаживал быт согласно своим привычкам и предпочтениям. Так, рядом с домом была построена «мыльня» — баня, имевшая две просторных «горницы» (стены и потолок их были обтянуты холстом, в одной была устроена парильня с двумя окошками, полками и печью, отапливаемой из сеней). В бане имелась также лестница на чердак, где, по-видимому, находилось сено и где можно было хорошо отдохнуть после бани. Рядом с баней был устроен каменный колодезь с деревянным срубом, а подле самого дома был разбит небольшой огород. Здесь Екатерина высаживала цветы и мяту, и сюда же, по свидетельству современника, из лучших садов окрестностей Ревеля были привезены фруктовые деревья: фиги, груши и яблони. В непосредственной близости к дому была построена также конюшня и караульня.

Изменения, инициированные царем, затронули и облик самого дома. Первый план дома относится к середине XVIII века, это фиксационный рисунок Йоханна Георга Тайхерта 1753 года без аннотации, выполненный в связи с приказом о ремонтных работах в новом (т. е. Кадриоргском) дворце. На плане видно одноэтажное здание с двумя дымоходами и симметричной планировкой. По расположению комнат на плане ясно, что изначальный дом XVII века во времена Петра I подвергся перестройке: к двум существовавшим комнатам были пристроены еще две, являвшиеся как бы зеркальным отражением первой половины дома. На плане новая пристройка, осуществленная, по-видимому, непосредственно перед заселением в дом Екатерины (в июне 1714 года), отмечена более тонким розовым контуром. Стены пристройки представляли каркас из наскоро сколоченных досок, заложенных глиной и обмазанных снаружи известью. Благодаря этой мазанке, замаскированной снаружи поц камень, планировка дома напоминала типичный барочный дворец: большой холл в центре (при входе в дом) и анфилады комнат по обеим сторонам от главного входа. На плане в центре видим. также прихожую-кухню. В домах такого типа все печи из комнат выходили своими топками в кухню, благодаря чему комнаты, примыкавшие к кухне, всегда отапливались. Согласно плану, в доме Петра I в помещении спальни был устроен также камин.

Домик Петра I в Кадриорге. Литография. XIX в.

Домик Петра I в Кадриорге. Литография. XIX в.

Вестибюль домика Петра I с портретом Екатерины II

Вестибюль домика Петра I с портретом Екатерины II. Фото. 1941 г.

Модным новшеством, привнесенным царем в прежнюю планировку дома, стал ватерклозет (он также отображен на плане), куда вела дверь как со стороны улицы, так и со стороны «мазанки»[4]. В двух существовавших изначально комнатах располагались гостиная и спальня, тогда как с противоположной стороны, в пристройке, была, по-видимому, устроена столовая (она примыкала одной стеной к хлебной печи) и комната для прислуги. В доме имелся просторный сводчатый подвал (он является ровесником дома), куда можно было попасть через отдельный вход со стороны улицы.

На сегодняшний день пристройка петровского времени не сохранилась, и здание выглядит почти таким, каким приобрел его царь (сейчас мы можем видеть каменные стены XVII века, отмеченные на плане более толстой линией).

Рапорты дворцового смотрителя свидетельствуют о том, что стены мазанки стали проваливаться под тяжестью крыши еще во времена правления Анны Иоанновны[5]. И хотя в 1747 и 1754 годах от городского архитектора поступали предложения по капитальному ремонту дома, каких-либо конкретных действий для спасения петровской пристройки предпринято не было. В 1785 году эта-часть дома обрушилась окончательно. К этому времени основная обстановка дома была уже перенесена в новый дворец и клети, благодаря чему сохранилась оригинальная мебель Петровского времени. Это два малых зеркала в овальных рамах, два раздвижных стола (обеденный и для совещаний) с полным комплектом стульев и кресел к ним, кровать с пологом, заказанная для царской опочивальни, а также кресло, изготовленное ревельским мастером специально для Петра.

Первым из потомков Петра I, проявившим небескорыстный интерес к судьбе так называемого старого дворца, стал император Александр I, посетивший Ревель и парк Екатериненталь в мае 1804 года. Желая привести в порядок наследие своего славного предка, он повелел осуществить в доме необходимые ремонтные работы, а также произвести тщательную опись той обстановки, что окружала Петра I и Екатерину I во время их визитов в Ревель. Благодаря этой описи нам сегодня известно, что к началу XIX века в доме находились некоторые личные вещи императора (посуда, постельные принадлежности, сорочки, туфли). Известно также, что в гостиной было семь персидских ковров из верблюжьей шерсти, на окнах — гардины красного сукна, а большой стол для совещаний был покрыт сукном цвета бордо. В спальне стены были обиты холстом, на окнах — занавеси зеленого сукна, кровать обрамлял полог, выполненный из желтой камчатки. К 1806 году капитальный ремонт был завершен, мебель возвращена из дворца и расставлена так, как предположительно она могла находиться в интерьере дома во времена Петра.

Дом-музей Петра I. Столовая

Дом-музей Петра I. Столовая. Современное фото.

В процессе ремонтных работ начала XIX века переделке подверглись окна (были сделаны более широкие оконные проемы, оконные свинцовые рамы были заменены на деревянные); одна из входных дверей (теперь это современный главный вход в музей) была несколько расширена; в спальне был демонтирован камин и перекрыт пол: каменный паркет заменили на деревянные доски (этот дощатый пол с квадратными шляпками кованых гвоздей сохраняется в отличном состоянии и теперь, его можно видеть в гостиной и спальне); стены в комнатах взамен тканевых обоев были покрыты обыкновенной штукатуркой; была встроена комната над первым этажом для экспонирования комплекта мебели из столовой Петра I и пристроена лестница на новоустроенный второй этаж, а также на чердак.

В 1806 году ревельский дом Петра I был открыт для посещений в качестве мемориального музея, и, что особенно важно, экспозицию можно было посетить в теплое время года всем желающим, несмотря на происхождение. Таким образом Александр I подчеркивал свою преемственность по отношению к Петру Великому, в свое время распорядившемуся открыть парк Екатериненталь для прогулок всем жителям, к какому бы сословию они ни принадлежали.

Интерьеры домика Петра I в Ревеле

Интерьеры домика Петра I в Ревеле. Открытка начала XX в.

С момента провозглашения независимой Эстонской Республики в 1918 году дом Петра всегда считался культурно-историческим объектом, был национализирован и находился поц охраной государства или города, в отличие от здания бани. В конце 1930-х годов разгорелась целая дискуссия, в том числе и в эстонской прессе, по поводу исторической ценности данного объекта. Дело в том, что в 1939 году баня, которая стояла рядом со старым дворцом, была разобрана и перемещена в конец улицы Мяэкалда, где в то время начал действовать первый в Таллине зоопарк. Данную постройку использовали как административное здание зоопарка. Дискуссия о демонтаже бани не была беспочвенной, т. к. это сооружение считалось постройкой петровского времени. На самом же деле строение относилось ко времени Александра I: в 1804-1806 годах на фундаменте бани Петра I была возведена новая баня, которая по облику своему соответствовала моде XIX века и имела мало общего с постройкой и планом XVIII века. Таким образом, она не являлась исторически ценным объектом, связанным с эпохой царя Петра, и в конечном итоге план по восстановлению бани осуществлен не был.

Юридически подкрепленный статус музея дом царя Петра получил 29 января 1941 года, став филиалом Таллинского городского музея. В период 1917-1945 годов ни дом, ни его экспозиция не подвергались разрушениям и грабежам, благодаря чему и сам дом, и многие предметы его обстановки сохранились до наших дней.

На конец 1940-х — начало 1950-х годов пришлось значительное обновление основной экспозиции дома-музея, прежде всего за счет экспонатов из Нарвского петровского дворца, разрушенного во время бомбежки города в 1944 году. Часть предметов из нарвского дворца успели эвакуировать, и после войны они были переданы таллинскому дому-музею. Это два роскошных зеркала в резных барочных рамах, шведский стол-компас с картой балтийских земель (предание и сегодня называет первым владельцем стола шведского короля Карла XII), модель корвета «Шлиссельбург», принадлежавшая Петру I, и небольшой настольный глобус. В последующие годы экспозиция пополнилась также художественной коллекцией, самое раннее произведение которой по-настоящему уникально. Это парсуна 1639 года, на которой в полном царском облачении запечатлен первый монарх династии Романовых Михаил Федорович. Выполненная художником из посольства Адама Олеария в Московию эта картина была передана братству Черноголовых, где бережно хранилась более трех столетий. На сегодняшний день основная экспозиция музея расположена в трех комнатах (гостиной, спальне, столовой), в помещении кухни и вестибюле. В сводчатом подвале проводятся временные выставки, и в ближайшее время начнет работу виртуальный тур по истории дома.

Домик Петра I в Ревеле

Домик Петра I в Ревеле. Открытка.

Столовая в домике Петра I

Столовая в домике Петра I. Открытка. 1931 г.

Домик Петра Великого

Домик Петра Великого. Фото Р.Кристина. 1930-е

Домик Петра I в Ревеле

Домик Петра I в Ревеле. Открытка. 1900-е

Домик Петра Великого

Домик Петра Великого. Раскрашенная гравюра. 1910-е

Дом Петра I в Кадриорге

Дом Петра I в Кадриорге. Фото А.Пурве. 1930-е

Кадриоргский (Екатеринентальский) дворец Таллина является выдающимся произведением архитектуры барокко и уникальным культурно-историческим памятником. Инициатором строительства дворца был Петр I, а архитектором — итальянец Николо Микетти (Nicola Michetti, 1675-1758). Кадриорг входит в ряд построенных в начале XVIII века парадных летних императорских резиденций (Стрельна, Петергоф, Царское Село, Ораниенбаум и др.), которые в период царствования Петра I стали появляться на побережье Финского залива к западу от новой российской столицы — Санкт-Петербурга. В соответствии с европейскими пристрастиями царя архитекторами дворцовых ансамблей стали приглашать иностранцев — немцев, французов, итальянцев.

Кадриоргский дворец (Таллин, ул. Вейценберги 37).

Кадриоргский дворец. Фото С.Степашко, 2013.

Памятная надпись об основании Кадриоргского дворца

Памятная надпись об основании Кадриоргского дворца. Фото С.Степашко, фотоархив Художественного музея Эстонии.

Автор проекта Кадриоргского дворца и парка Николо Микетти был учеником знаменитого мастера барокко Карло Фонтаны (Carlo Fontana, 1634-1714), а до приезда в Россию — одним из ведущих архитекторов Рима. Во время пребывания в России в 1718-1723 годах он фактически стал главным архитектором Петербурга, чье творчество представляют, кроме Кадриоргского дворца в Таллине, также планировка парка и фасадов дворца в Стрельне, ряд сохранившихся фонтанов в дворцовом парке в Петергофе и фонтаны в Летнем саду Петербурга.

Разработка проекта дворцового ансамбля была поручена архитектору Николо Микетти и его подмастерью Гаэтано Киавери (Gaetano Chiaveri, 1689-1770), из других работ которого наиболее известна придворная церковь (Hofkirche) в Дрездене и здание Кунсткамеры в Петербурге. К работе они приступили в 1718 году, 22 июля, т. е. в день, который до сих пор отмечается как день рождения дворцового ансамбля в Кадриорге, ими вместе с царем были размечены границы фундамента дворца и парка. После 1720 года строительством дворцового ансамбля и его внутренней отделкой руководил уже русский архитектор Михаил Земцов (1686/1688? — 1743), впоследствии главный архитектор Санкт-Петербурга и придворный архитектор императрицы Елизаветы Петровны.

Как в планировке Кадриоргского парка, так и на чертежах возведенного в тот же период дворца в Стрельне (архитекторы Н. Микетти, Ж.-Б. Леблон) угадываются мотивы не только Версаля, оказавшего огромное влияние на дворцовую и парковую архитектуру Европы, но и понравившегося Петру I дворца Герренхаузен близ Ганновера, построенного в голландском стиле. Регулярный парк в Кадриорге делился на Нижний сад, находившийся перед дворцом, и Верхний сад, остававшийся на террасе позади дворца. Нижний и Верхний сад членила главная аллея, пролегавшая по центральной оси дворца, по обеим сторонам которой оставались геометрически упорядоченные боскеты и партеры. Нижний сад о6рамляли канал и покрытые вьющимися растениями решетчатые галереи, там же должны были появиться скульптуры и не менее двенадцати фонтанов. Между главным зданием и двумя флигелями, а также по их бокам шли лестницы от дворца в Цветочный сад Верхнего сада, дальней границей которого служила живописная стена с лестницей и фонтаном (так называемая Миражеская стена). Стена эта задумывалась архитектором из разноцветного мрамора, а на балюстраде предполагалось установить скульптуры. Еще одним уступом выше был вырыт Миражеский пруд, а на склоне ласнамяэского глинта (сейчас там находится KUMU — Художественный музей Эстонии) отводилось место для большого каскада.

Миражеская стена с лестницей и каскадом в Верхнем саду

Миражеская стена с лестницей и каскадом в Верхнем саду. Копия проекта Николо Микетти (?).

«Огород, который 2 года как посажен, так разросся, что веры нельзя нять; ибо одинакие деревья большия, которые вы видели, уже в некоторых местах срослись ветьми через дороги… каштаны также все изрядно кроны имеют. Полаты только снаружи домазывают, а внутри готовы, и единым словом сказать, что едва ль где инде такой правильный дом имеем» (из письма Петра I царице Екатерине, 8 июля 1723 года).

По имени супруги Петра I, будущей императрицы Екатерины I, был назван и весь комплекс — Екатериненталь (долина Екатерины; по-немецки Katharinenthal по-эстонски Kadriorg).

Сами здания дворца, или «палаты», по своим размерам достаточно скромны, что характерно для эпохи Петра I. Однако небольшие размеры главного здания компенсируются представительным фасадом, по членению которого угадывается и расположение помещений внутри дворца: за центральным ризалитом находится парадный зал, занимающий два этажа, который снаружи акцентируется балконом с балясинами, богатым декором из стукко и венчающим ризалит декоративным карнизом с барочными волютами. По обе стороны парадного зала простирается анфилада комнат.

На цокольном этаже главного здания размещались вестибюль, вахтенная, гардероб и кухня. Бельэтаж занимали покои царя и царицы, на верхнем этаже находились детские комнаты и спальни приближенных лиц. Небольшие флигели, связанные с основным зданием опорными стенами и лестницами, предназначались для размещения камердинеров и фрейлин.

Парадный зал Кадриоргского дворца

Парадный зал Кадриоргского дворца. Фото С.Степашко, 2000.

Деталь убранства парадного зала с монограммой Екатерины I

Деталь убранства парадного зала с монограммой Екатерины I. Фото А.Маасика. 2008

Роскошно украшенный парадный зал Кадриоргского дворца представляет собой уникальный, мастерски выполненный и почти полностью сохранившийся в первозданном виде образец интерьера в стиле петровского барокко. Декор из стукко, изобилующий символами и аллегориями, был выполнен в 1720-х годах согласно пожеланиям Николо Микетти и самого царя с целью прославления могущества и добродетелей правителя, а также мощи империи и победы в Северной войне.

Самыми ранними являются четыре тондо с аллегорическими рельефами на античные темы («Юстиция», «Похищение Ганимеда», «Посейдон» и «Даная», 1722), выполненные рижским мастером по стукко Маттиасом Зейдтингером (Matthias Seidtinger, годы жизни неизвестны). Помимо Зейдтингера в главном зале Кадриоргского дворца работал и направленный сюда из Петергофа итальянец Антонио Квадри (Antonio Quadri, ?-1734), создавший богатую лепнину потолка с использованием мотивов морских ракушек, аканта и маскаронов и разместивший державных двуглавых орлов и императорские короны в верхней части стен. Главное же скульптурное украшение парадного зала было изготовлено несколько позднее приглашенным из Стокгольма шведским королевским скульптором Саломоном Зельтрехтом (?-1756). Им стали крылатые гении, трубящие под высокими сводами залы вечную славу создателям дворца Петру I и Екатерине I. Между гениями в фигурном обрамлении золотыми буквами выписаны монограммы обоих правителей «PP» (Petrus Primus) и «E» . Скульптором выполнены также пилястры парадного зала с элегантными капителями коринфского ордера и камины, демонстрирующие прекрасное владение искусством лепнины.

Данных о художнике, которому было бы поручено создание живописных плафонов парадного зала, не сохранилось, имеющиеся плафоны, очевидно, были выполнены на оставленных среди декоративной лепнины полях двумя десятилетиями позже — к 1746 году, когда дворец подготавливали к ожидавшемуся визиту в Ревель дочери Петра I императрицы Елизаветы Петровны. В то же время известно, что выбор тем для центрального и четырех боковых плафонов, а также подбор сюжетов для росписей в других помещениях дворца (не сохранились) были осуществлены Петром I и Николо Микетти еще в начале работ над созданием дворца.

Композиция центрального плафона парадного зала Кадриоргского дворца исходит из картины знаменитого голландского художника Рембрандта (1606-1669) «Купание Дианы» (1634), которую работавший над созданием живописного убранства в Кадриорге местный мастер Лондицер Младший (Johann Friedrich Londicer?) мог знать по гравюре Магдалены ван де Пассе (Magdalena van de Passe, ок. 1600-1638), напечатанной в качестве иллюстрации к «Метаморфозам» Овидия, изданным в 1677 году в Брюсселе на французском и голландском языке. История Дианы и Актеона была выбрана для Кадриорга не случайно: тема центрального плафона таит в себе ироничный выпад российского императорского двора в сторону Швеции и Карла XII, который подобно античному охотнику Актеону слишком приблизился к Диане, или «божественной» России, и должен был поэтому принять смерть. В изобразительном искусстве времен Петра I довольно часто встречаются сюжеты, связанные с богиней Дианой, которые намекают на различные события Северной войны. Вместе с Дианой нередко изображались и нимфы, олицетворявшие занятые Петром I крепости и земли.

Декорированный потолок парадного зала

Декорированный потолок парадного зала

Изразцовая печь с гербом (1720)

Изразцовая печь с гербом (1720). Фото С.Степашко, 2008

Четыре небольших плафона представляют излюбленный в эпоху барокко жанр эмблемат, где рисунок и девиз на латыни вместе образуют многозначное целое. Композиция этих произведений позаимствована с гобеленов Шарля Лебрена (Charles le Brun, 1619-1690), представляющих аллегории четырех времен года и восхваляющих короля Франции Людовика XIV. Эмблемы, составленные Жаком Бейли (Jacques Bailly, 1629-1679) для декорирования бордюра гобеленов, были опубликованы также в виде гравюр в книге Себастьяна Леклерка (Sebastjan Leclerk, 1637 -17 14) и пользовались в свое время большой известностью. В своем исконном значении ласточка и роза олицетворяли на эмблемах весну, а лилия и сноп колосьев — лето, что прекрасно подходило для украшения Кадриоргского дворца, выполнявшего функцию летней резиденции.

Эмблемы, выбранные для малых плафонов парадного зала Кадриоргского дворца, связаны также с Петром I и имперской идеологией военной поры. Сноп колосьев, расположенный над монограммой Петра I, вместе с девизом «Vitae melioris in usum» («К лучшей жизни») олицетворял Российскую империю, к которой были присоединены здешние земли. Напротив монограммы Петра I находится монограмма Екатерины с изображением розы и девизом «Juncta arma decori» («Объединенное с красотой оружие»). Это — комплимент прекрасной и отважной супруге Петра I, которая следовала за государем и во время самых опасных военных походов.

Изображения с линией и ласточкой также образуют тематическую пару. В христианской традиции лилия символизирует смирение и чистоту помыслов, подкрепляемое девизом «Candore omnia vincit» («Чистота побеждает все»). Девиз над ласточкой «Et tempora laeta reducit» («И вернет радостные времена») сулит возвращение лучших времен. В идеологическом плане украшения парадного зала связывают наступление лучших времен с замыслом укрепления позиций православной церкви на завоеванной лютеранской территории.

Из интерьера дворца времен его строительства, кроме парадного зала, сохранились и бело-синие изразцовые печи. Изразцы с кобальтовой росписью в голландской манере были доставлены сюда в 1720 году из мануфактуры в Стрельне поц Петербургом, принадлежавшей одному из любимцев Петра I, тогдашнему губернатору Ингерманландии, Курляндии и Эстляндии князю Александру Меншикову. Первоначально печей было десять, но сохранились только четыре. На двух из них виден и знак особого заказа — российский герб с двуглавым орлом. На кобальтовых рисунках изразцов изображены пейзажные мотивы с домами и деревьями, изредка дополненные фигурами людей и животных или жанровыми сценками. Помимо печей с такими мотивами во дворце есть и изразцовые печи с более скромным цветочным орнаментом, изготовленные ревельскими мастерами до 1746 года. Подобные изразцы с тюльпанами, нарциссами и подсолнухами можно встретить на многих печах в домах бюргеров и на мызах середины XVIII века. В правом крыле дворца, пострадавшем от пожара 1745 года, были установлены две изразцовые печи с декором в стиле рококо, Одна из которых сохранилась до наших дней.

К сожалению, великолепный замысел ревельского дворцово-паркового комплекса так и не был осуществлен в полной мере, причиной чему стала ранняя кончина Петра I в начале 1725 года, когда здание дворца еще находилось в лесах, большинство фонтанов не было построено, не было также каскада и парковых скульптур. Монархи, пришедшие к власти после смерти Петра I, особого интереса ко дворцу в окрестностях Ревеля не проявляли, и работы в парке были приостановлены. Дворец был дан в пользование зстляндскому генерал-губернатору и другим местным представителям царской власти, но общее состояние дворца и его внутреннего убранства лучше от этого не стали. Впрочем, работы по внутренней отделке, ремонту и укомплектованию дворца необходимой мебелью активизировались накануне прибытия сюда высочайших особ: императриц Елизаветы Петровны в 1746 году (была завершена плафонная живопись, установлено несколько новых печей и многое другое) и Екатерины II летом 1764 года (у Лебединого пруда была построена каменная вахтенная и обновлено убранство бельэтажа дворца).

Второй период расцвета Кадриорга пришелся на время царствования Николая I (1825-1855). За это время Кадриорг приобрел репутацию модного морского курорта, куда для летнего отдыха приезжали время от времени даже члены царской фамилии и придворная знать, завсегдатаями же Кадриорга в XIX веке были дворяне и интеллигенция из Санкт-Петербурга, а также местная аристократия во главе с гражданским губернатором Эстляндии.

Целью перестроек, новой мебели и всего убранства было преобразование барочного репрезентативного дворца в удобный летний дом для многочисленного семейства императора и его свиты: в левом крыле здания находились покои царя, его супруги и престолонаследника, тогда как правое крыло было отдано великим княжнам Марии, Ольге и Александре вместе с их фрейлинами, гувернантками и прислугой. В соответствии с привычками курортной жизни царская семья и гости часто пользовались балконом на центральном фасаде, который был дополнен навесом, а также пристроенной в 1830-х годах по проекту придворного архитектора Х. Ф. Мейера (1789-1848) полукруглой верандой с большими арочными окнами в сторону Цветочного сада (сохранилась цокольная часть веранды, где находится сейчас касса и магазин Кадриоргского художественного музея).

Императорский летний дворец в Екатеринентале

Императорский летний дворец в Екатеринентале. Худ. Теодор Гельхаар. Около 1835. Художественный музей Эстонии

О популярности Кадриорга как современного морского курорта свидетельствуют и издававшиеся в XIX веке большими тиражами графические листы и альбомы, знакомящие с достопримечательностями Ревеля и окрестностей. На них запечатлен облик Кадриорга более чем столетней давности, ряд уже исчезнувших или перестроенных зданий, элегантно одетые отдыхающие. Отдельные графические листы выпускались и по случаю знаменательных событий, например, в связи с визитом Николая I вместе с тремя юными дочерями в июне 1832 года, что можно увидеть на раскрашенной литографии Теодора Гельхаара (Theodor Gehlhaar, 1805-1871). На балконе Кадриоргского дворца стоят царь, одетые в розовые платья великие княжны и свита, а перед дворцом скопилась толпа народа, явившаяся взглянуть на государя.

Хотя пик придворной курортной жизни в Кадриорге и пришелся на 1830-1840-е годы, слава «ревельских вод» держалась среди местных и приезжих (в основном петербургских) дачников до конца XIX столетия. На рубеже веков окрестности Кадриорга слились с городом и стали местом проживания зажиточных горожан.

Официальный статус Екатеринентальского дворца с течением времени неоднократно менялся. В XIX веке политический облик дворца как летней резиденции царей был понятен и понимаем однозначно — это символ царской власти, частично мифологизированный памятник Петру I в Таллине, но XX век по понятным причинам обернулся стремлением адаптировать образ дворца применительно к ценностям нового государства. После свержения царской власти в России в 1917 году и временного использования дворца в качестве штаба Ревельского Совета рабочих и солдатских депутатов в 1918 году хозяином дворца стала Эстонская Республика. В 1921-1929 годах во дворце обосновалось Таллинское общество Эстонского музея, предшественника Эстонского художественного музея. Вскоре в этой организации, поначалу специализировавшейся на сборе этнографических материалов, приоритетом стало коллекционирование произведений искусства. В 1927 году в музее, переименованном в Эстонский художественный музей, выставлялись произведения эстонского, остзейского, русского и западноевропейского искусства.

С 1929 года до событий лета 1940 года Кадриоргский дворец служил резиденцией главы Эстонского государства. В 1930-х годах во дворце было проведено несколько этапов ремонтных и реконструкционных работ с целью приспособить здание для выполнения новых функций. Самым крупным преобразованием 1930-х годов стала пристройка столовой и банкетного зала, когда была снесена полукруглая веранда времен Николая I. Банкетный зал спроектировал архитектор Александр Владовский (1876-1950), выпускник Петербургской Академии художеств, в моделировании ленных украшений интерьера участвовали эстонские скульпторы Яан Коорт (Jaan Koort, 1883-1935) и Юхан Раудсепп (Juhan Raudsepp, 1896-1984). Крыша банкетного зала была оформлена в виде балкона, который выходил в Цветочный сад, а обрамляла его балюстрада, вписывавшаяся во внешний облик барочного дворца.

К концу 1930-х годов весь Кадриоргский дворцовый ансамбль был преобразован в целостный административный городок. Так, по центральной оси дворца, на месте бывшего Миражеского пруда в Верхнем саду, было построено здание канцелярии главы государства (1937-1938, архитектор Алар Котли (Alar Kotli, 1904-1963); сейчас это резиденция президента Эстонской Республики), а территория Нижнего сада между дворцом и зданием канцелярии, т. е. Цветочный сад и Миражеская стена, обрела совершенно новый вид.

После Второй мировой войны дворец, числившийся за президиумом Верховного Совета Эстонской ССР, вновь передали в распоряжение художественного музея. До 1991 года он был главным зданием Эстонского художественного музея.

В 2000 году, после продолжительных реставрационных работ, дворец был вновь открыт уже как Кадриоргский художественный музей, где экспонируется коллекция произведений зарубежного искусства, хранящихся в Эстонском художественном музее: созданные в XVI-XX веках произведения живописи, графики, скульптуры и прикладного искусства европейских и русских авторов.

Сегодня оба Кадриоргских дворца Петра являются центром притяжения как для туристов, так и для местных жителей — ценителей истории и искусства.

ГРАФ СУМОРОКОВ-ЭЛЬСТОН


азного атамана Кубанского казачьего войска. Часть 3.

Часть 1.     Часть 2.

Пруссия.

Мы знаем, что казаки не евреи, а евреи не казаки.

Для нас казаки – это казаки, а евреи – это евреи.

Но знают ли об этом евреи?

Потому что в переводе с их еврейско-немецкого языка на общепринятый, который был бы понятен всем, слово «еврей» на английском языке пишется: grey и означает кубанских казаков Эльстона, затычку в каждую Армейскую бочку.

И когда интеллигенция переводила с английского на еврейско-немецкий язык slave казацкие книги по истории великой казацкой революции в Bella Arm Air Kondrus 1853-1921 гг., интеллигенция должна была перевести слово grey, как кубанских казаков Эльстона в серых милицейских шинелях. Серые. А не «еврей».

Русский язык военно-исторически сложился как военно-исторический язык, не допускающий неточности и запрещающий двузначные толкования. Это был язык действительных глаголов настоящего времени повелительного наклонения. Это был язык Армии, язык приказов.

В Русской Армии офицера расстреливали не за грамматические ошибки, допущенные им в приказе, а за измену Родине. За предательство.

Поэтому до немецкой оккупации России 1871-1917 гг. все казаки писали правильно, без грамматических ошибок.

Болгария. Конец XIX века.

После войны с казаками, самые неудачники, которых выгнали даже казаки со своей красной армии, стали знаменитыми писателями, классиками. Хронические неудачники и ни на что не годные люди, в разное время имеют разные понятия.

Современную нам интеллигенцию, знаменитую своими сочинениями по Всемирной (Литературной) Истории казаки и близко к исторической кафедре не подпустили бы. С таким-то уровнем их интеллигентных услуг.

Потому что в СССР живые казаки ещё не отошли от пыла той своей Войны с Кондрусами 1853-1921 гг., за власть казаков в Армии со всей Армией.

Казаки в СССР были разные: Белые и красные. Белые – это кадровые Офицеры Государственной Армии Bella Arm Air Kondrus 1853-1921 гг.

А красные – это кубанские казаки Эльстона: немцы, бандиты и голытьба. Такие же точно бандиты, как и большевики.

Это чтобы в показаниях не путаться: кто есть кто в Русской Армии, Государственной и Национальной?

В Армии оно-то всё намного проще. Там одни Армейские. А говорят они по-русски: четко, ясно и понятно.

Итак, во время Парада в честь 500-летия Армии, как Государства, и как народа, казаки Эльстона устроили бунт: произошло нападения войск охраны на планету. Началась Война в Армии, которая продлилась в Армии до 1921 года, до полной гибели Армии, как Государства и как народа. А потом продолжилась на весь 20-й век и она же идёт до сих пор. Все войны и стычки на планете, это продолжение той войны 19 века: разнузданной казацкой демократии.

Нужна ли была переписанная История Bella Arm Air Kondrus 1853-1921 гг. самим Кондрусам: Корпорации Офицеров Генерального Штаба?

Нет, Кондрусам переписанная История была не нужна. Потому что в настоящей Истории того мега-государства Bella Arm Air Kondrus 1853-1921 гг. лежит всё их оправдание перед Детьми, будущими поколениями.

Была ли нужна казакам переписанная ими История Bella Arm Air Kondrus 1853-1921 гг.? Да, казакам она была нужна, чтобы скрыть свои преступления 1853-1921 гг. перед своими детьми, будущими поколениями. Дети для нас Страшный Суд. Потому что мы за детей перед Богом отвечаем.

Но мы в СССР так и не увидели, ни кондрусских книг по истории Bella Arm Air Kondrus 1853-1921 гг., написанных на кондрусском (армейском) языке. Ни даже казацких, написанных по фене: на английском бандитском языке кубанских казаков второй половины 19 века. После захвата власти интеллигенцией в 1917-1921 гг. все книги, издания до 1921 года, были уничтожены интеллигенцией. Так же интеллигенцией были уничтожены практически все государственные архивы как Bella Arm Air Kondrus 1853-1921 гг., так и казацкой Хермании Эльстона.

Гражданская война в Америке 1861-1865 гг.

Государственной тайной у интеллигенции стала даже фашистская Германия, титульной нацией которой были всё те же самые кубанские казаки Эльстона: hermano. Братва.

После переводов интеллигенции казацких книг с казацкого языка на литературный, со всех страниц казацких книг про казаков исчезли все казаки, зато вместо казаков появились евреи, которым так везёт. И вся власть евреям в казацкой Германии 1871-1945 гг. и все деньги казаков и Кондрусов – евреям!

Но это бы ещё ничего, бери еврейские книги советской интеллигенции и переводи их обратно на человеческий язык, зачеркивая там всех евреев и вписывая опять казаков: grey со своим Эльстоном. Какие проблемы?

В обратных переводах с еврейско-немецкого на немецкий оккупационный язык казаков там и должны были появиться казаки: немцы, бандиты и голытьба со своим Эльстоном и казацким бунтом 1853-1921 гг.

Не тут-то было. Еврейско-немецкий литературный язык советской интеллигенции оказался неподдающимся никакой расшифровке и никаким переводам.

Если немцы из 19 века – это кубанские казаки Эльстона: grey, то откуда взялись дополнительные евреи, которых мы сейчас знаем за евреев?

Они откуда взялись, если грей/еврей – это казаки Эльстона: «немцы» из 19 века?

Нашлись и новые евреи: не грей, не her, не hermano, не казаки, не люди. Это негры с гражданской войны в США: slave. Белые негры и черные негры. В переводах интеллигенции: белые славяне, черные славяне с гражданской войны в США.

На гражданской войне в США негры-славяне воевали в составе войск красной гвардии казаков Эльстона. За освобождение негров от крепостного права в США.

А захваченные освобожденными неграми «славянские» (негритянские) регионы после 1871 года появились по всей Восточной Европе, включая и современную нам Германию, Восточную (славянскую) Пруссию.

— Всё чудесатее и чудесатее, — сказала Алиса.

С этого места ещё раз и поподробнее.

Повторяю: в 1853-1903 гг. была Первая Великая Отечественная Освободительная война Bella Arm Air Kondrus с казаками Эльстона, красной гвардией.

По официальной легенде slave, придуманной ими после 1956 года, в 1871 году в захваченной казаками Столице Армии, в Германию казаки переименовали то мега-государство Bella Arm Air Kondrus.

И все регионы по всей захваченной казаками Евразии и Америке после 1871 года стали казацкими, херманскими. И власть там была казацкая. Казаки за свою власть над Армией бились насмерть со всей Армией 50 лет: 1853-1903 гг.

Гражданская война в Америке 1861-1865 гг.

И вы хотите сказать, что казаки в своей Казакии каким-то не казакам власть отдадут? А ещё одну войну с казаками в их Казакии не хотите? Вспомните, как валили ту Казакию Эльстона: Германию, двумя мировыми войнами и своими революциями в 1917-1949 гг.?

А нам тут интеллигенция байки рассказывает про какие-то slave’янские регионы в казацкой Хермании и при живых казаках, победителях.

Но при этом интеллигенция не дает переводы английского слова: «slave» — негры. Славяне не рабы, а негры.

Как вам это нравится, такие литературные переводы советской интеллигенции с английского бандитского языка кубанских казаков Эльстона на кириллицу, когда казаки: «серые», переводятся «евреями», а «негры» США переводятся: «славяне», «христиане православные» и «русскими».

И задним числом интеллигенция заселяет половину Европы своими неграми США, называя их русскими: славянами, христианами православными. Типа, а они там и жили, с рождества христова и непорочного зачатия.

Одновременно, со всех книг по истории Евразии и Америки исчезают Армейские (Кондрусские) вместе со всеми казаками: Белыми и красными. Зато вместо Армейских (Кондрусских) по всей Кондрусской Армейской Евразии и Америке появляются одни сплошные евреи со своими Романовыми (евреями Гольштейн).

Евреи романовские у нас просто замечательные, в литературном варианте: русские – это все негры и евреи США, славяне, христиане православные, евреи-солдаты старой красной (прусской) гвардии со своей королевой Викторией Марией Александровной Романовой-Гольштейн.

Вот если бы интеллигенция назвала бы своих негров и евреев США «кондрусскими», под столом от смеха лежали бы все: и белые, и красные.

Потому что все Кондрусские – это Армейские, Белые Люди с того мега-государства Bella Arm Air Kondrus 1352-1921 гг. А в СССР – это всё коренное население России, которое во второй половине 19 века по всем книгам воевало с романовскими бандами переодетых казаков Эльстона: негров и евреев, славян.

И писать: «кондрусские» про евреев и славян в захваченной России было нельзя. В СССР ещё не всех Армейских убили. И кто есть кто в захваченной России в СССР пока ещё помнили.

Поэтому интеллигенция сделала проще. Фамилию «Кондрус» убрали со всех книг и запретили к упоминанию. При этом интеллигенция из запрещенной ими фамилии «Кондрус» делает два самостоятельных имени: «Конде» и «Рус».

А вот теперь можно смело всех негров США вписывать в книги под именем: «русские» — славяне, христиане православные. Слово: «евреи/грей» (казаки), интеллигенция пока не трогает, похоже, что казаков боится.

«Еврей» — это казацкий сленг и означает: «Лицо, изменившее присяге». Речь идет о казаках Эльстона, красной гвардии, братве, казацкой голытьбе. Та казацкая голытьба потом оказалась интеллигенцией, прусским юнкерством, российским дворянством, графьями, герцогами, люмпен-королями и банковско-промышленной мафией, а так же депутатами Госдумы, членами социал-демократической партии Германии.

И подменять казаков неграми –славянами США, выдавая славян за евреев, пока ещё было нельзя. Это они сделают потом, когда добьют казаков и казаки исчезнут с лица Земли, как биологический вид.

И вот тогда по всему пост-СССР заскачут наши новые жуткие русские: славяне евреи христиане казаки советские, в просторечии: «христанутые», «жидославяне». Очень удобно: когда надо — еврей, когда надо — славянин. Про негров США и казаков прочно забыли.

Теперь все негры США стали евреями-казаками в СССР, со своим церковно-славянским языком, еврейской воровской феней.

Как я уже говорила выше, переписанная История того мега-государства Bella Arm Air Kondrus в 19-м веке была нужна казакам Эльстона, чтобы оправдаться перед своими собственными детьми за свою революцию 1853-1903 гг.

Но мы этот казацкий вариант переписанной Истории Армии так и не увидели.

Мы вообще никаких книг по Истории захваченной славянами России не увидели. В СССР их просто не было. Старые книги уничтожили, а новые ещё не написали, интеллигенция их ещё не сочинила всем союзом советских писателей и кинематографистов.

Но… казакам с их Херманией на всю планету не нужны были лоскутные германские княжества, феодальная раздробленность и обострение классовой борьбы крестьян, потому что казаки крестьянами не были.

Казаки захватили власть в централизованном мега-государстве на всю планету. Их государство Германия Эльстона было на всю планету. И если бы нам предъявили казацкую версию Истории Армии – Bella Arm Air Kondrus 1352-1921 гг. на всю планету, там были бы другие обвинения казаков в адрес Кондрус: Корпорации Офицеров Генерального Штаба, но только не рассказы о том, что казаки были крепостными крестьянами и рабами.

Упоминания об этой казацкой Германии: «Великой Казакии» на всю планету, которая всех задушила к началу Первой Мировой войны, были по книгам и в СССР, и после перестройки.

Но поскольку История была переписана не один раз, то мало кто понимал, о какой Германии (Великой Казакии) идет речь в книгах и откуда она вообще взялась?

Не зная о том, что в 1871-1945 гг. вся планета была под Германией казаков Эльстона, нельзя понять ни поведения казаков и советского населения в 20-м веке, во время второй мировой войны, ни современную нам волну нагнетаемой ненависти к Германии и её прошлому. А поведение казаков и населения СССР времен первой половины 20 века, очень хорошо объясняется событиями 1853-1921 гг., когда весь СССР был Германией. И все были немцами. Время было такое.

Третья англо‑афганская война.

И для казаков Германия была ближе к телу, чем СССР. Но казаки и население, жившее в 1853-1953 гг. знало другую правду и другую Историю захваченной России.

То есть, казакам не нужна была в книгах та лоскутная Германия, которая появилась по всем книгам после Разгрома Германии: «Великой Казакии» Эльстона. Да и немцы с казаками в СССР жили дружно. Я видела много немцев в СССР, но всегда их считала русскими, потому что это были, как правило, красивые мужчины, с хорошими фигурами, хорошим воспитанием, а внешне это были блондины с голубыми глазами, от казаков не отличить. И пока они сами не говорили, что они немцы, я думала, что они русские. К счастью, в СССР не было национального вопроса и люди вели себя прилично. Лично мне до сих пор неловко, когда приходится делить людей по национальностям. Я считаю, что разделить нас может только Уголовный кодекс: бандит – это не человек и он не имеет права находиться на территориях человеческих поселений. А национальность абсолютно ни при чем. Меня так воспитывали. А воспитание – это как дрессировка для собаки: помрёт, но мясо у хозяина не стащит и не съест.

Лоскутная Германия в книгах по переписанной Истории Германии нужна была только тем, кто последним переписывал Историю Германии по результатам второй мировой войны.

А переписывали опять же в СССР, советская интеллигенция и в пользу воюющей с Россией Германии. По старой памяти.

На первый взгляд, это кажется дикостью: во время второй мировой войны СССР разгромил Германию, а Хрущев и Брежнев по указке из Виндзора переписывают Историю захваченной России до 1921 года в пользу Германии.

Но странным это выглядит только на первый взгляд, если поверить на слово славянам. Но кто славянам на слово поверил, тот – дурак.

Елизавета II из династии Виндзорского дворца не раз заявляла свои права на всю Германию в границах 1871-1945 гг., как своё собственное наследство ганноверских евреев Саксен-Кобург-Готских.

Проще говоря, та Великая Хермания казаков Эльстона уцелела и после Разгрома Германии в 1938-1946 гг. и всех разделов Германии Эльстона: «Великой Казакии». Банковско-промышленная мафия депутатов Госдумы созыва до 1916 года, членов социал-демократической партии Германии Эльстона 1871-1945 гг., партийные боссы той красной (казацкой) Хермании просто произвели новый передел сфер влияния в той же самой Хермании (Братании), Казакии Эльстона.

Власть переменилась внутри однопартийной группировки. Властью в красной (казацкой) Хермании теперь стала жена гражданина Маунтбаттена (Баттенберга).

Что значит демократически выбранная однопартийная власть банковско-промышленной мафии эльстонских казаков, если их власть демократически выбранная, а не наследственная и не опирается на древнюю историю Европы?

Прусско -турецкая война 1877.

Демократически выбранная – это не власть. Быдло может и не проголосовать на очередных выборах в социал-демократической партии Великой Казакии Эльстона 1871-2016 гг. А они там все из депутатов местячковых райкомов партии социал-демократы, начиная с 1871 года. Что ни король капрал из гольштейн-готторпских, саксен-кобург-готских, так одни сплошные депутаты –демократы в серых казацких шинелях, члены партии.

Быдло надо убедить в том, что они вообще-то со своими выборами там на фиг не нужны. Выборную власть надо сделать наследственной, на бумаге, естественно: информационная война партии-правительства Хермании со своими трофейными крепостными.

Древность власти является как бы аргументом в требовании себе подчинения. Деды подчинялись и вы обязаны.

Худо-бедно, но в интернете есть материалы по социал-демократическим выборам по всей той Хермании казаков Эльстона по всей планете. 1853-1921 гг. – это сплошная демократия по всей Германии, Франции, США. Этой демократии нет только в современных нам СССР, Дании, Швеции и Англии. Хотя это территории одного и того же мега-государства Bella Arm Air Kondrus переименованного казаками в Германию. Государственные границы одни и те же, одно и то же государство, в котором казаками захвачена власть. Больше ничего не изменилось. Но при этом все упорно зациклились на Романовых и королеве Виктории, с их наследственной властью в отдельных лоскутных княжествах той литературной Германии 1871-1945 гг.

Исчезнувшая История Европы и Америки была выгодна не казакам и не Кондрусам, которых к 1956 году уже давно не было. Там уже и Гитлера со Сталиным не было, и не было уже тех казаков, ни белых, ни красных.

Исчезнувшая История Европы и Америки за 1352-1921 гг. и лоскутная Германия со своими княжествами, была выгодна только современным нам Виндзорам с их претензиями на всё Армейское Наследство Кондрусов и той казацкой Германии 1352-1945 гг. на всю планету.

Именно тогда и появляется эта версия великой французской революции, в которой казаки Эльстона переписаны в николаевских евреев-солдат старой красной (прусской) гвардии. Так появляется литературная Пруссия, которая затем под пером литераторов превратится в Россию и Германию – одновременно.

Франко-Прусская война.

Исчезают не только казаки Эльстона, уступив своё место в книгах по Истории Германии прусским евреям-красногвардейцам Гольштейн-Готторпским и Саксен-Кобург-Готским, Гогенцоллернам.

Со всех книг исчезают и Кондрусы: Корпорация Офицеров Генерального Штаба Bella Arm Air Kondrus, переименованные и переписанные славянами в Конде, Чарторыйских, Ваза, Царей Русских – Правительство России и Командование Белой Царской Русской Армии. Потом уберут и их со всех книг, а вместо них и под именами славяне впишут уже своих Романовых и себя любимых: grey slave war crimes.

А Кондрусов из 1352-1921 гг. вообще убирают в древний Рим и Византию, как германские племена.

Похоже, что Кондрусы: Корпорация Офицеров Генерального Штаба с Дворцовой площади в Петербурге 1352-1921 гг., в виде древних германских племён показались недостаточно хорошо убранными, так их еще переименовали и переписали во всех Богов, Ангелов и Архангелов и засунули в Апокалипсис: «И произошла на небе война». Ищите своих Белых Офицеров Русской Армии в Соборе Ангелов Михаила Архангела и Георгия Победоносца в самых глубинах Космоса, в своём Grand Tartar.

Зато славянам стало хорошо в оккупированной ими России, они теперь русскими стали: «евреями», со своей королевой Викторией, а были slave с гражданской войны в США. Всего-то сто лет Гражданской войны в США и освобожденные негры уже расселились по всей Европе, как русские: славяне, христиане православные, в скобочках: «евреи» со своими Романовыми.

Вот вам и информационная война славян со всей Россией. Не важно, что там было на самом деле, важно, что славяне детям будут рассказывать в своих советских школах про захваченную ими Россию.

Славяне поэтому и будут защищать права всех негров США и всех евреев в Европе от Белой (Арийской) Расы, потому что славяне сами евреи переодетые, негры с той Гражданской войны в США.

Тогда же литераторы придумали и современную нам Францию с Конде и свою великую французскую революцию, франко-прусскую войну, чтобы вписать slave в историю Европы, как прусских евреев-красногвардейцев Фридриха Гогенцоллерна, еще одного литературного персонажа.

То есть, вместо реальной истории той войны 19 века между казаками Эльстона и Bella Arm Air Kondrus , ход которой повлиял на все события 20-го века и влияет до сих пор, интеллигенция нам подсунула свою информационную войну с нами в виде своих литературных мистификаций про славян Романовых, Виндзоров, Гогенцоллернов и казаков Эльстона, которые в результате манипуляций интеллигенции на бумаге превратились в прусских евреев-красноармейцев Гольштейн-Готторпских и Саксен-Кобург-Готских.

Америка в 19 веке.

Когда интеллигенция, члены союза советских писателей, получили заказ на сочинение новой всемирной истории в пользу евреев-славян, белых негров США, литераторы взяли несколько романов из 19-го века и на их основе сочинили новую историю Европы и Америки. Это не военно-исторические личности перекочевали из государственных архивов в художественную литературу и стали литературными персонажами, а наоборот. Это литературные персонажи и герои театральных пьес со страниц художественной литературы и театральных подмостков перекочевали на страницы всемирной (литературной) истории, которую потом всех заставили учить.

Надо просто понять и принять, что Пётр Романов, Екатерина, Вещий Олег, все Романовы, Рюриковичи, Гогенцоллерны, Саксен-Кобург-Готские, Гольштейн-Готторпские, Габсбурги – это литературный стёб интеллигенции.

Не каждому дано устроить такой стёб, как обмануть последующие поколения.

Кутузов, Наполеон, Александр I — такие же точно литературные персонажи как Наташа Ростова и Пьер Безухов.

В реальной жизни там было централизованное государство, в котором интеллигенция устроила революцию и захватила власть. Демократия – это захват власти интеллигенцией со своими организованными партийными группировками. Тогда это было одна партия: «социал-демократы».

Демократия – это власть однопартийной группировки: «социал-демократы». Ради этого интеллигенция и устраивала все свои революции. А чтобы не отвечать за свержение существующего государственного строя и вооруженный захват власти, интеллигенция и переписывала Историю каждые десять лет.

Три расстрелянных поколения в СССР, это интеллигенция убирала всех свидетелей своей бескровной революции в Петрограде.

В результате мы получили полную замену населения в захваченной интеллигенцией России, когда вместо коренного, настоящего населения в России, стали пришлые мифические евреи и славяне без погон и документов, которые на поверку оказались белыми неграми США.

Как негры пили и плясали, это мы уже видели по славянам евреям-крестьянам советским с их вечно пьяной деревней: «Выйду на улицу, гляну за село, девки гуляют и мне весело!». И по ним же мы увидели, какие из негров были рабы на плантациях? Если бы там работали негры в США, то экономика США рухнула бы, не начавшись. Потому что заставить работать негров-slave’ян: «евреев-крестьян» советских пока ещё никому не удалось, даже большевикам с их зверскими методами.

Нормальный человек не может не работать, он не сможет сидеть без дела. Найдет себе какое-нибудь дело и будет работать, даже если это будет неоплачиваемая работа. Потому что так выживали в средних веках, только объединив свои усилия и работая все вместе.

А вот эти загадочные slave, которых казаки притащили неизвестно откуда в 1853-1871 гг., оказались со стойкой аллергией на монотонный ежедневный труд. Они лучше будут петь, плясать и веселиться, искать вечную любовь и быть братвой из ОПГ, но на работу они не пойдут ни при каких обстоятельствах.

Крым XIX — нач.

Если не работать, не учиться чему-то новому всю жизнь, не загружать свой мозг постоянно, то и у гения начнётся деградация. А уж при том уголовно-наказуемом образе жизни предыдущих поколений социального (уголовно-криминального) дна, деградация стремительно дойдет до уровня обезьяны человекообразной, вид – приматы, класс –млекопитающих. Это только у животных весь образ жизни сводится к трем требованиям: сон, секс, еда. Нормальным людям надо гораздо больше. Потому что они Люди. Потому что они не могут жить вне Общества. Потому что там был другой образ жизни предыдущих поколений. Взять погибшую планету и за неполные 500 лет построить на ней утонченную цивилизацию, это же как им надо было работать?

Только сейчас я стала понимать, насколько же опасна эта информационная война, которую интеллигенция устроила нам с переписанной Историей?

Ложь – это дезинформация, которая рушит мозг, как вирус, попавший в ОС компьютера, потому что заставляет принимать неправильные действия.

Ложная информация даёт ложную картину, а отсюда и те опасные решения, которые примет мозг, исходя из полученной информации.

Короче, услугами интеллигенции не только нельзя пользоваться, с интеллигенцией нельзя даже общаться. Интеллигенция со своей шизофренией заразит всех и выведет всех из строя, как завирусованный компьютер.

Даже до меня очень долго доходило, что Романовы – это литературные персонажи, как герои романов как Остап Бендер, Шура Балаганов, Киса Воробьянинов. И что вместо Истории интеллигенция нам подсунула свои собственные сочинения по мотивам художественной литературы конца 19-го, начала 20-го веков.

Хотя я лучше всех знала, что История была переписана, а Романовых не было. Там всё было другое. Там была война 19 века, как выяснилось, с казаками Эльстона, красной гвардией. Но понять, что кто-то способен так жестоко обмануть своих собственных детей красной (советской) армии славян? Мне не могло прийти в голову. Это уж слишком чудовищно.

Пьяное безумие красной армии со своей интеллигенцией, дорого будет стоить славянам. Но они умрут счастливыми, потому что погибнут раньше, чем протрезвеют. У них уже разверзлась бездна под ногами, а они всё поют и пляшут, как те негры в США, их народ.

Стамбул второй половины XIX века.

Список войн второй половины 19 века. Для того, чтобы было понятно, о чем говорили казаки и что они называли Войной 19 века? И что прикрыла интеллигенция своими литературными мистификациями про Романовых и королеву Викторию?
1850—1859
Восстание тайпинов (1850—1864)
Франко-вьетнамские столкновения (1851—1857) (1851—1857)
Вторая англо-бирманская война (1852—1853)
Турецко-черногорская война (1852—1853)
Крымская война (1853—1856)
Франко-сенегальская война (1854—1857)
Гражданская война в Абиссинии (1854—1856)
Австрийское завоевание Валахии и Молдавии (1854)
Гватемальско-гондураская война (1855)
Англо-персидская война (1856—1857)
Вторая Опиумная война (1856—1860)
Восстание сипаев (1857—1858)
Война в Юте (1857—1858)
Первая франко-вьетнамская война (1858—1862)
Австро-итало-французская война 1859
Марокканская война (1859—1860)
Эквадорско-перуанская война (1859—1860)

1860—1869
Гражданская война в Колумбии 1860-1862
Гражданская война в США (1861—1865)
Франко-мексиканская война (1861—1867)
Турецко-черногорская война (1861—1862)
Восстание в Корее 1862 года
Дунганское восстание (1862—1877)
Польское восстание (1863)
Пятая англо-ашантийская война (1863)
Сацумско-британская война (1863)
Бои за Симоносеки (1863—1864)
Уругвайская война (1864—1865)
Парагвайская война (1864—1870)
Датская война (1864)
Англо-бутанская война (1864—1865)
Испано-южноамериканская война (1864—1866)
Восстание в Бухаресте (1865)
Чилийско-испанская война (1865—1866)
Австро-итальянская война (1866)
Австро-прусская война (1866)
Англо-эфиопская война (1867—1868)
Война Босин (1868—1869)
Десятилетняя война (1868—1878)

1870—1879
Франко-прусская война (1870—1871)
Третья Карлистская война (1872—1876)
Шестая англо-ашантийская война (1873—1874)
Тайваньский поход (1874)
Война на Ред-Ривер (1874—1875)
Военная тревога 1875 года
Эфиопско-египетская война (1875—1879)
Боснийско-турецкая война (1875—1877)
Черногорско-турецкая война (1876—1878)
Сербо-турецкая война (1876—1877)
Национально-освободительное восстание в Болгарии (1876)
Война черных холмов (1876—1877)
Русско-турецкая война (1877—1878)
Англо-русский конфликт 1877-1878
Вторая англо-афганская война (1878—1880)
Англо-зулусская война (1878—1879)
Тихоокеанская война (1879—1884)

1880—1889
Первая англо-бурская война (1880—1881)
Франко-тунисская война (1881)
Восстание махдистов (1881—1899)
Англо-египетская война (1882)
Гражданская война в Корее (1882—1900)
Вторая франко-вьетнамская война (1883—1884)
Сербская революция (1883)
Франко-китайская война (1884—1885)
Военная тревога 1887 года
Завоевание бельгийцами Конго (1885—1908)
Третья англо-бирманская война (1885—1887)
Сербско-болгарская война (1885—1886)
Первая франко-дагомейская война (1889—1890)
Англо-португальский кризис 1889-1890

1890—1899
Гражданская война в Чили 1891
Бельгийско-арабская война (1892—1894)
Франко-сиамская война (1893)
Вторая франко-дагомейская война (1892)
Японо-китайская война 1894—1895
Война за независимость Кубы (1895—1898)
Итало-эфиопская война (1895—1896)
Англо-французский западноафриканский конфликт 1895
Англо-занзибарская война (1896)
Седьмая англо-ашантийская война (1896)
Война Канудус (1896—1897)
Филиппинская революция (1896—1898)
Первая греко-турецкая война (1897)
Испано-американская война (1898)
Центральноафриканская экспедиция (1898)
Вторая англо-бурская война (1899—1902)
Ихэтуаньское восстание (Боксерское восстание, 1899—1901)
Филиппино-американская война (1899—1913)
Национально-освободительное восстание в Сомали (1899—1920)
Тысячедневная война (1899—1902)
Завоевание Францией Чада (1899—1901)
Гражданская война в Венесуэле (1899—1902)

Доу Джордж. Картины и биография

Доу Джордж. Картины и биография


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Джордж Доу (Dawe George) — английский художник при русском императорском дворе дома Романовых. Родился 8 февраля 1781 года в Лондоне в семье художника и гравера Филиппа Доу. Его отец работал вместе с известными живописцами Хоггартом и Тернером.

Давыдов Денис Васильевич
Денис Васильевич Давыдов
Луков Федор Алексеевич
Федор Алексеевич Луков
Киприан Крейц
Киприан Крейц

Первоначально Джордж обучался у отца граверному делу, но позднее юный Доу заинтересовался живописью и в начале 1800-х годов решил продолжить учебу в Королевской Акадении художеств. Доу изучал не только технику живописи и творчество старых мастеров, но и современные и классические языки, философию и литературу. Он также изучал анатомию для лучшего понимания строения человеческого тела. В 1809 году Доу стал ассоциированным членом Королевской Академии художеств, а в 1814 году стал академиком. Художник Джордж Доу пользовался покровительством герцога и герцогини Кентских.

Ермолов Алексей Петрович
Алексей Петрович Ермолов
Кульнев Яков Петрович
Яков Петрович Кульнев
Орлов-Денисов Василий Васильевич
Василий Васильевич Орлов-Денисов

В 1819 году художник отправился вместе с герцогом Кентским в путешествие по Европе, в ходе которого привлек внимание Александра I. Император заказал художнику портреты русских генералов и офицеров, участников Отечественной войны 1812 года и заграничных походов 1813-1814 годов. Приехав в Петербург весной 1819 года, Джордж Доу прожил в Северной Пальмире десять лет. За это время самим художником, а также с участием русских живописцев Вильгельма Августа Голике и Александра Полякова было исполнено в общей сложности 335 портретов (включая большие портреты Михаила Кутузова и Михаила Барклая-де-Толли и четыре портрета солдат, героев Отечественной войны 1812 года) для Военной галереи в Зимнем дворце.

Александр I
Император Александр I,
1826, Петергоф
Кутузов Михаил Илларионович
Михаил Илларионович Кутузов,
1822, Эрмитаж
Михаил Барклай-де-Толли
Михаил Барклай-де-Толли,
1822, Эрмитаж

Осенью 1820 года в Академии художеств была устроена выставка работ Джорджа Доу, после которой он был избран почетным членом петербургской Академии художеств. Выставка принесла мастеру огромный успех. С этого времени многие члены царской семьи, придворные и министры, родовитые дворяне и гвардейские офицеры начали заказывать Доу свои портреты.

Мадатов Валериан Григорьевич
Валериан Григорьевич Мадатов
Бенкендорф Александр Христофорович
Александр Христофорович Бенкендорф
Беннигсен Леонтий Леонтьевич
Леонтий Леонтьевич Беннигсен
Портреты героев Отечественной войны 1812 года для Военной галереи Зимнего Дворца (Государственный Эрмитаж)

В 1826 году Николай I пригласил Доу на свою коронацию, а в 1828 году живописец был официально назначен первым художником Императорского двора. В 1828 году Джордж Доу уехал в Англию, где оставался в течение нескольких месяцев. В феврале 1829 года Доу вернулся в Петербург, чтобы написать портрет великого князя Константина Павловича и закончить несколько портретов для Военной галереи. Резко ухудшившееся состояние здоровья заставило художника вновь уехать в Лондон, где он и умер 15 октября 1829 года в Кентиш-Тауне.

Великая княгиня Мария Павловна
Великая княгиня Мария Павловна,
1822, Эрмитаж, Санкт-Петербург
Великая княгиня Александра Федоровна
Великая княгиня Александра Федоровна с детьми Александром и Марией, 1821-1824
Мордвинов Николай Семенович
Николай Семенович Мордвинов,
1827, Третьяковская галерея
ТАТЬЯНА ДО И ПОСЛЕ ПУШКИНА

ТАТЬЯНА ДО И ПОСЛЕ ПУШКИНА


Считается, что популярным имя Татьяна стало после публикации романа «Евгений Онегин». Однако и до этого в дворянской среде это имя не было редкостью. Вспоминаем портреты Татьян с XVIII по ХХ век вместе с Софьей Багдасаровой.

Девочек из рода Романовых крестили Татьянами еще в XVII веке: например, так звали сестру первого царя Михаила Федоровича и его младшую дочь. Потом это имя из царской династии исчезло, и следующая Татьяна появилась в императорской семье в 1890-х годах. Однако в дворянских семьях XVII и XVIII века имя оставалось популярным. Одна из самых известных Татьян — Татьяна Шувалова. Ее сын, фаворит императрицы Елизаветы Иван Шувалов, выбрал день именин матери для того, чтобы подписать указ об основании Московского университета. Так Татьянин день стал Днем студента. Портрета Татьяны Шуваловой не сохранилось.

Старейшим русским портретом с Татьяной, видимо, стал семейный портрет Нарышкиных 1710-х годов. На нем изображена дочь первого коменданта Петербурга, московского губернатора Кирилла Нарышкина с матерью и сестрой. Неизвестный художник не очень тонко проработал лица, но тщательно выписал узоры на ткани и модный кружевной фонтанж (головной убор) матери.

Писать портрет дочери князя Бориса Куракина — и племянницы царицы Евдокии Лопухиной — пригласили придворного художника прусского короля Антуана Пэна. Директор Берлинской академии художеств в традициях классицизма проработал светотени, складки одежды и даже передал тончайшие переливы дорогой ткани на плечах княжны Татьяны Куракиной.

Княгиня Татьяна Трубецкая — сестра поэта Федора Козловского — на портрете 1761 года выглядит ярко: художник Алексей Антропов изобразил ее в наряде, украшенном красными и зелеными бантами и цветами. Княгиня при полном макияже: в те годы было модно не только пудриться, но и наносить румяна, подводить брови.

Через двадцать лет Дмитрий Левицкий написал Татьяну Разнатовскую. Молодая женщина с горделивой осанкой выглядит благородно и изысканно. Ее светло-голубое платье и белая шелковая накидка контрастируют с темным глубоким фоном в живописных традициях тех лет.

Одна из богатейших женщин России — племянница князя Потемкина Татьяна Энгельгардт вышла замуж за одного из Юсуповых и принесла в их семью гигантское состояние и наследственное имя Татьяна. На портрете кисти заезжей французской портретистки Виже-Лебрён Татьяна Энгельгардт плетет венок из роз и одета уже по новой моде — в платье с высокой талией.

Исследователи считают, что среди крестьян имя Татьяна в XVIII–XIX веках было в три раза популярнее, чем у дворян. Крепостной художник Шереметевых Николай Аргунов изобразил крестьянку Татьяну Шлыкову — актрису крепостного театра — в элегантном сценическом костюме. Позже граф подобрал своим красавицам-актрисам «драгоценные» фамилии. Шлыкова стала Гранатовой, а ее «коллеги» — Жемчуговой и Бирюзовой.

Среди увековеченных на полотнах Татьян есть и другие актрисы. В 1818 году Василий Тропинин изобразил юную танцовщицу Карпакову. Ее родители играли в Императорских театрах, а сама она с детства увлекалась балетом. Татьяна Карпакова танцевала на сцене Большого театра с 12 лет, современники восхищались ее выразительной мимикой, легкостью танца и безупречной техникой.

В том же году был создан портрет княгини Татьяны Голицыной. Невестка Натальи Голицыной, прототипа пушкинской Пиковой дамы, изображена в черном берете. В первой трети XIX века эти головные уборы традиционно носили замужние дамы. Правда, чаще модницы предпочитали яркие цвета — малиновый, зеленый, алый.

«Ширина берета простирается до двенадцати вершков; верхняя часть их одного, нижняя другого цвета. <…> Материи, из коих делают такие береты, также разные: атлас и бархат. <…> Сии береты надевают на голову так криво, что один край почти касается плеча».
Выдержка из журнала мод XIX века

На акварели Александра Брюллова 1830-х годов изображена Татьяна Потемкина. На ней модель одета в наряд, который укрывает не только плечи, но и шею, уши и волосы княгини: Потемкина была очень религиозной. Став духовной дочерью святителя Игнатия (Брянчанинова), она заботилась о распространении православия, строила храмы, отдавала огромные деньги на благотворительность и, разумеется, не позволяла себе носить декольте.

В 1825–1837 годах частями публиковался «Евгений Онегин» Александра Пушкина. Татьяна Ларина стала «первой Татьяной» русской литературы — до этого писатели предпочитали другие имена. После выхода романа имя стало гораздо популярнее — многие называли своих дочерей в честь романтичной и добродетельной героини Пушкина.

Но портретов Татьян этих лет сохранилось не так уж много. Среди них — полотно, на котором модный портретист Франц Ксавер Винтерхальтер изобразил Татьяну Юсупову. Героиня портрета унаследовала его от бабушки Татьяны Энгельгардт, так же Юсупова назвала и одну из своих дочерей.

Портреты дочерей Льва Толстого и Анатолия Мамонтова созданы в 1880–90-х годах, их написали Илья Репин и Виктор Васнецов. В эти годы портретов Татьян написано гораздо больше: живопись стала более доступной, фамильные портреты заказывали теперь не только дворяне. Тогда же имя впервые с 1636 года вернули в именослов царствующей семьи: в 1890 и 1897 году им крестят своих новорожденных дочерей два больших поклонника Пушкина — великий князь Константин Константинович и император Николай II.

К началу ХХ века в Москве и Московской губернии имя Татьяна стало пятым по популярности после Марии, Анны, Екатерины и Александры.

Портрет одной из Татьян принадлежит и кисти Михаила Врубеля. Оперная певица Татьяна Любатович изображена в роли Кармен — в начале ХХ века это был очень популярный образ среди художников и героинь их полотен.

В 1908 году саратовский художник Александр Савинов написал полотно «Арфистка». Его героиней стала жена известного философа Семена Франка Татьяна Франк (в девичестве — Барцева). Орнаментальный портрет с фактурным тоном и приглушенными красками Савинов создал в традициях набирающего силу нового стиля — модернизма.

В этом артистичном кружке Татьян примечателен «Портрет артистки Татьяны Чижовой», его Борис Кустодиев написал в 1924 году. В названии картины — неточность. После смерти Кустодиева портрет передали в Русский музей, и сокращение в подписи «арх.» расшифровали как «артистка». На самом деле Татьяна Чижова была археологом. На портрете она изображена в любимом платье и с бабушкиным перстнем на пальце.

АКВАРЕЛЬНЫЕ ПОРТРЕТЫ ХУДОЖНИКА ВЛАДИМИРА ГАУ

АКВАРЕЛЬНЫЕ ПОРТРЕТЫ ХУДОЖНИКА ВЛАДИМИРА ГАУ


 

m9iwbshjdzlr.jpg
Автопортрет подписан и датирован «В. Хау / 1855 ‘(внизу справа)

В. И. Гау был ведущим мастером портретной акварели на протяжении трех десятилетий. Ему подражали многие мастера, его оригиналы использовались для гравюр и литографий. Творчество художника определяло развитие акварельного портрета в 1840-1860 годы, пока этот жанр не был почти полностью вытеснен более доступной фотографией.

qa393id4qovu.jpg

Портрет дочери художника

Владимир Иванович Гау (1816—1895) — русский художник-портретист, работавший по преимуществу в жанре акварели и, наряду с Петром Соколовым и Александром Брюлловым создавший портретную галерею высшего общества Российской Империи сер. XIX века.

Сын прибалтийского художника Иоаганна Гау (1771—1838), который был ему первым учителем. Затем он обучался у бывшего придворного художника Карла фон Кюгельхена (1772-1832). В возрасте 16 лет получил шанс написать портреты великих княжон, и получил рекомендательное письмо к профессору Императорской Академии художеств Александру Зауервейду.  В 1836 году получил большую серебряную медаль и звание неклассного художника. Через два года совершил поездку по Италии и Германии. Вернувшись в 1840 в Россию, получил должность придворного художника, и в течение трех десятилетий работает на семью. Николая I, а также светские портреты.  В 1849 году за портреты великой княгини Марии Николаевны с детьми и ее супруга герцога Максимилиана Лейхтенбергского — президента Академии художеств — Гау был утвержден в звании академика акварельной живописи.

https://l.lj-toys.com/?auth_token=sessionless%3A1527354000%3Aembedcontent%3A64984411%267637%26%260%26youtube%26_7TFSxqYPx0%3A1debb187dde004b8ed51ee263c4fe6c8924af2cb&source=youtube&vid=_7TFSxqYPx0&moduleid=7637&preview=0&journalid=64984411&noads=

j0hbwlbue7mc.jpg

k21rgyxc6p42.jpg

Женщина в белом

8yozpnvczh35.jpg
Портрет великой княгини Елены Павловны (1806-1873) подписан и датирован «В. Хау / 1840 ‘(внизу справа) акварель,
okic72dwtbmt.jpg

Портрет великой княгини Марии Николаевны (1819-1876) подписан и датирован «Волд. Хау 1850 ‘(внизу слева) акварель

e60tr8oc1nfy.jpg
Портрет принцессы Терезы d’Ольденбург (1815-1871)

rb8fxcahsetz.jpg
Портрет княгини Шаховской

abibxbcf30we.jpg
Портрет молодой женщины

uqkvay2qa60q.jpg

Портрет леди

6uxp5lgh7boa.jpg
Владимир Гау (1816-1895) после картины Кристина Робертсон Портрет великой княжны Александры Николаевны (1825-1844)
btrehgp8et0q.jpg
Портрет великой княгини Марии Николаевны (1819-1876)

ma3zxdfmzgu6.jpg

Е.И.В. Государыни Великой Княгини Екатерины Михайловны

bkhe6o0fpkxy.jpg
Портрет Александра Mordvinov

7nlbr5bzjcbs.jpg
Портрет детей герцога Лейхтенбергского

ltotzsq494pn.jpg
Портрет князя Сергея Михайловича Голицына (1774-1859)

kporkf5fk5fl.jpg
Портрет великой княгини Марии Николаевны (1819-1876)

ekm84hjvxbag.jpg
Портрет Натальи Николаевны Пушкиной (1812-1863), жена поэта Александра Pushkinsigned и от «У. Хау / 1844 ‘(в центре справа)

z72qo61nqsfy.jpg
Портрет графа Николая Владимировича Адлерберг (1819-1892)

0mng364cg6hz.jpg
Портрет офицера с мальтийским крестом

l8ytwsa6yjvs.jpg
Портрет графа Николая Владимировича Адлерберг (1819-1892)

we03a75zduap.jpg
Портрет офицера с орденом Святого Андрея Первозванного

otkrv245jfjf.jpg
Портрет наследный принц Фридрих Вильгельм Александр фон Вюртемберг Herzog (1804-1881)

8l278chwae2h.jpg
Портрет женщины в фиолетовом платье

amua2elxay7f.jpg
Портрет молодой женщины

elmierplincf.jpg
Портрет царевича Александра Николаевича (1818-1881)

p7r2503e5d1k.jpg
Портрет великой княжны Ольги Николаевны (1822-1892)

qwtr1mrv1mwy.jpg
Портрет великой княгини Александры Николаевны (1825-1844)

6imfzqnb52sa.jpg
Портрет двух детей

n6fxoiysx6sm.jpg
Портрет графа Павла Сергеевича Шереметева (1871-1943) и граф Петр Шереметев Сергеевич (1876-1914)

1wci4v72aql6.jpg
Портрет графини Софьи Андреевны Шуваловой (1829-1912)

38hvksugu32i.jpg
Портрет князя Михаила Дмитриевича Цицианова (1765-1841)

dxceo078blr1.jpg
Портрет княгини Уваровой

fd9zolugwjal.jpg
Портрет офицера

cazeyf619r13.jpg
Портрет графа Эмерик Гуттен-Карлович Chapsky (1828-1896)

ou0fxn139157.jpg
Портрет Дмитрия Васильевича Vassilchikov (1778-1859)

9r5f071q752k.jpg

Портрет Александра Матвеевича Мусина-Пушкина

kudclnpzp1il.jpg
Портрет молодой леди
p2s1hju4ljf5.jpg

the children of the duke of leutchtenberg by a marble pool oil on panel

q7ga74o2zgyp.jpg

дети герцога Ольденберг

fp9u6q614x31.jpg

Портрет дамы в голубом платье

ix24ly1ef18e.jpg
Portraits of a Man and Woman: Pair, 1851 Each bears signature W. Hau and date 1851

ylgadqu9qxle.jpg
zgv5sonda6e8.jpg
3fe9lrtpax7e.jpg

Портрет молодой леди
jyp3ols2niaf.jpg

Портрет графа де ла Ferronnays с видом Санкт-Петербург
x7vpy8rybo1t.jpg

The head of a boy called Tsar Alexander II

jha8befkrb60.jpg

«Портрет Александра I, как ребенка»

zrxrmwbo278x.jpg

Портрет девочки

 

РАСПЛАТА ЗА ПРОЛИТУЮ КРОВЬ?..

РАСПЛАТА ЗА ПРОЛИТУЮ КРОВЬ?..


Портрет Великой княжны Александры Николаевны. И.Виндрерг
Портрет Великой княжны Александры Николаевны. И.Виндрерг

«Лучом солнца» называли в императорской семье княжну Александру Николаевну. Она была красива и грациозна, одарена прекрасным музыкальным слухом. Устоять перед ее юностью и очарованием было невозможно. Однако волею судьбы этому прекрасному цветку суждено было увянуть в 19 лет, родив дитя, которое не прожило и дня. Отец-император был уверен: ранняя смерть безвинного дитя — наказание за кровь, пролитую во время восстания декабристов, в год ее рождения.

Гау В. Портрет великой княжны Александры Николаевны. Около 1840. Фрагмент

Гау В. Портрет великой княжны Александры Николаевны. Около 1840. Фрагмент

Александра была младшей дочерью императора Николая I, ей прочили счастливую жизнь и успешное замужество. От природы она была хороша собой, благодаря учителям — развита не по годам. Врожденный музыкальный талант подвигнул ее освоить игру на фортепиано и заняться вокалом. Во время многочасовых уроков вокала ее итальянский учитель Солива впервые заподозрил неладное: девушка часто задыхалась от кашля, и время от времени ее прекрасный голос начинал звучать хрипло. Однако опасения Солива никто не воспринял всерьез: придворные врачеватели не могли допустить, чтобы учитель музыки оказался проницательнее их, и всячески доказывали, что никакого недуга у княжны нет.

К. Робертсон. Дочери императора Николая I, княжны Ольга и Александра Николаевны, 1840

К. Робертсон. Дочери императора Николая I, княжны Ольга и Александра Николаевны, 1840

Решение выдать прекрасную Адини (как ее называли домашние) было принято, когда девушке исполнилось 19 лет. В это время в Петербурге проходила свадьба старшей дочери Николая — княжны Марии. На торжество в числе приглашенных прибыл принц Фридрих-Вильгельм Гессен-Кассельский, увидев прекрасную Адини, он не мог сдержать эмоций. Фридрих-Вильгельм влюбился в прекрасную княжну и, получив приглашение провести лето в Петергофе, задумался о свадьбе. Влюбленные были счастливы, члены императорской семьи всерьез уверовали, что захлестнувшие романтические чувства пошли Адини на пользу, и она обязательно вскоре поправится.

Адини. 6 декабря 1836. Автопортрет

Адини. 6 декабря 1836. Автопортрет

Будущее казалось безоблачным до тех пор, пока врачи не озвучили настоящий диагноз — чахотка. Шансов на выздоровление не было. Молодожены переехали в Царское Село, здесь Александра (к тому моменту беременная) находилась под постоянным присмотром врачей. Несмотря на постельный режим, роды начались преждевременно. Младенец рожился живым, но прожил меньше дня. Его мать умерла вскоре. Так закончился земной путь прекрасной Адини.

Карл Брюллов. Святая царица Александра, вознесенная на небо

Карл Брюллов. Святая царица Александра, вознесенная на небо

После смерти императорская семья постаралась сохранить о ней светлую память. В ее комнате устроили молельню, а через несколько лет в Царском Селе установили памятник (к сожалению, он не сохранился до наших дней).

Портрет великой княжны Александры Николаевны , камея, вторая половина 1830-х гг. Италия

Портрет великой княжны Александры Николаевны, камея, вторая половина 1830-х гг. Италия

Интересно, что по случаю свадьбы Александра получила огромное приданое — фарфоровые сервизы, тканые скатерти, монолитные зеркала, серебряную и бронзовую посуду. Стоимость богатств оценить сложно: одного проданного серебряного сервиза хватило на то, чтобы организовать приют для нуждающихся в Санкт-Петербурге.

После смерти Александры Фридрих-Вильгельм был в отчаянии, ведь в одночасье он потерял и любимую жену и новорожденного наследника. 11 лет он носил траур по безвременно ушедшей Адини, и лишь после женился второй раз на прусской принцессе Марии Анне Фридерике. Брак был одобрен Николаем I.

Союз Фридриха-Вильгельма и Александры был недолгим, но заключенным по любви. Это один из немногих случаев в российской истории, когда пару выбирали по велению сердца. Из нашего обзора «Самые скандальные мезальянсы в российской истории» вы узнаете, кто из коронованных особ позволил себе «жениться по любви».

РЕБЯТА, ЗАГЛЯНИТЕ СЮДА, ЕСЛИ У ВАС ПЛОХОЕ НАСТРОЕНИЕ ИЛИ ЧТО-ТО В ЖИЗНИ НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ!

РЕБЯТА, ЗАГЛЯНИТЕ СЮДА, ЕСЛИ У ВАС ПЛОХОЕ НАСТРОЕНИЕ ИЛИ ЧТО-ТО В ЖИЗНИ НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ!


Русские красавицы

Русские красавицы

Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы

Русские красавицы

Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы

Русские красавицы

Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы

Русские красавицы

Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы
Русские красавицы